?

Log in

Три года прошло... Снова обсуждают, откуда прилетела ракета, убившая 298 человек в небе над Донбассом. Снова ложь и запирательство с нашей, российской, стороны. Но все давно знают — и те, кто сам обманывает, и те, кого обманывают, — кто стрелял по малазийскому самолёту и чья это была ракета.

Нет сомнений, что самолёт с пассажирами никто сбивать не собирался. Сам выстрел — это не больше, чем трагическая случайность. Однако это вовсе не значит, что в совершенном преступлении нет виновных. Именно на выявление этих виновных необходимо направить расследование, не смещая акценты на технические подробности.

Пассажиры малазийского «Боинга» и ещё много других мирных жителей погибли потому, что на востоке Украины была развязана война. Война, как теперь говорят, гибридная, война криминальная. Эту войну начала российская власть. Кремль до сих пор пытается использовать кровоточащий Донбасс как средство воздействия на Украину. И решение об использовании в этой войне дальнобойных зенитно-ракетных комплексов было принято в России.

На войне как на войне. На войне может произойти что угодно. И на спусковой крючок может нажать тоже кто угодно. Однако ответственность за роковой выстрел и за сбитый самолёт несут именно те, кто развязал бессмысленную кровавую войну, те, кто спонсирует, вооружает и поддерживает. Гибель 298 пассажиров есть следствие всего этого.

Известно, что немецкая разведка знала о наличии установок «Бук» на театре военных действий. Поэтому ключевые европейские политики и военные были прекрасно осведомлены о том, что этот зенитный ракетный комплекс смертельно опасен для полётов в этом районе не только военной, но и гражданской авиации. Однако в Европе, не зная, как противостоять России, растерялись и промолчали. В результате не было обеспечено закрытие воздушного пространства над районом боевых действий. Поэтому ответственность за стыдливое непризнание войны, а следовательно, и за гибель пассажиров сбитого самолёта несут и в Европе... Но принцип выявления главного виновника никто не отменял: кто первый начал. А начала Россия.

Ответственность за гибель людей надо признавать, а войну — заканчивать. Именно это сейчас в интересах России, а вовсе не бесстыдное самооправдание с помощью бесконечной лжи.

(текст: "Стыдливое непризнание", 1 октября 2016 г. https://www.yavlinsky.ru/news/mir/mh17)

Трамп крайне неприятен и даже опасен для нас. Прежде всего тем, что ему на нас наплевать и он глубокий американский провинциал. Когда мы не создаем ему проблем или когда тему России нельзя использовать для того, чтобы «троллить» оппонентов (как во время президентской кампании), мы для него вообще исчезаем. Поэтому Трамп может в любой момент принять решение с очень негативными для нас последствиями, исходя из соображений, которые к России и отношения-то не имеют. Так уже было в случае с ракетным ударом по Сирии, который во многом предопределили встреча президента США с товарищем Си Цзиньпином и желание Трампа на фоне внутриамериканской критики показать, что он решительнее Обамы. Путин же на том американском ударе растерял большую часть имиджа крутого ближневосточного игрока, который выстраивался месяцами и годами ценой больших затрат и жизней российских военных.

На саммите G-20 Трамп еще раз показал, что в американской внешней политике Россия занимает далеко не первое место. Поэтому и встреча Путин-Трамп - это совсем не Горбачев-Рейган. И даже не Путин-Буш. Потому что с Бушем Путин встречался, когда при всех проблемах еще была жива надежда на то, что Россия и США станут серьезными партнерами, например, в борьбе с международным терроризмом… А вот от встречи Путина с Трампом только и можно было ожидать, что интересных картинок и расшифровок «body language». Хоть какое-то развлечение и пища для размышлений. Мелания зашла на встречу - вот и новость.

По сути же, при сохранении внешне- и внутриполитического курса Путина ничего нового случиться не может. Происходит удушение экономики России, перевод нас разрядом ниже из разряда и так не самого высокого.

Накануне саммита Трамп сказал кое-что важное в Польше. Нет, не о России. Российская угроза Восточной Европе - это теперь уже банальность. На что действительно стоит обратить внимание, так это на сентенцию американского президента о присутствии или отсутствии у Запада достаточной воли для выживания.

Российские власти за последнее время сделали очень много для того, чтобы Россия не входила в понятие «Запад» в этом контексте. При этом наша страна не относится к тем странам, в соперничестве с которыми Запад должен выживать. Историческая Россия, «русский мир» - это западный феномен. С точки зрения Китая, глобальной исламской уммы (как суннитов, так и шиитов) или Индии, Россия - это все равно Запад. И если мы оказываемся за бортом «западной лодки», мы теряем свою идентичность, превращаемся просто в соблазнительную территорию, богатую природными ресурсами.

Нужно принципиально новое осмысление ситуации, новые стратегии. А путинская «элита» не только не думает об этом, но даже не подозревает, что это вообще возможно. Анекдот такой есть. Девочка поймала золотую рыбку и попросила у нее уши как у слона, длинный нос и пушистый хвост. Рыбка все это сотворила и говорит: «Странно, обычно просят богатства, счастья, здоровья». Девочка в ответ: «А че, можно было?» Вот так и мы с геополитическими игрушками.



http://echo.msk.ru/blog/yavlinsky_g/2015264-echo/

Каждый отвечает за всё

Оригинал взят у aleks_melnikov в Каждый отвечает за всё
Дело было на международной конференции.

Рассказывают, что один из выступающих сказал, что не нужно обвинять Россию в том, что она сотворила, скажем, в отношении Украины. Виноват здесь только В.В. Путин и его соратники. А в России немало людей, которые не согласны с тем, что он делает.

Немецкий участник конференции заметил задумчиво: «Это, конечно, так. Но интересно, если бы такое же мнение прозвучало, где-нибудь, в 1940 году в отношении Германии и Гитлера?» Т.е., Германия не виновата, всё дело только в Гитлере и тех, кто его поддерживает.

Такое сопоставление попадает в цель.

Но получается странная картина.

Как же так? Те, кто выступал против политики В.В. Путина в равной мере виноват перед теми, кому причинили зло, как и те, кто, скажем, плескал киселём ненависти на зрителей из ТВ?

Вопрос исчезнет, если признать, что в истории ничего уже не поменяешь, а всё дело в настоящем и будущем.

«Ответственность» в политике - категория не прошлого (кто и что сделал), а будущего (как надо сделать, чтобы достичь лучшего мира).

Но раз так, то те, кто будет добиваться этого лучшего мира, должен признавать ответственность нашей страны за то, что она сделала.

То же самое, касается, между прочим и далекой советской истории, вопроса: «Почему мы должны отвечать за злодеяния во времена СССР, если мы тогда их не совершали? Почему мы должны отвечать за злодейства, совершенные в нашей стране ещё до нашего рождения?».

«Отвечать» здесь значит, во-первых, признавать абсолютность совершенного зла, без ссылки на «исторические обстоятельства», «тогда так было принято», «все так делали», «зато мы их освободили от фашизма» и т.п

А во-вторых, признавая, действовать в настоящем так, чтобы ни у кого не было сомнения в том, что уроки из страшного прошлого извлечены.

Отличие между путинцами и их противниками из числа демократической оппозиции не в том, что одни ответственны за то, что происходит в России, а вторые – нет.

Разница лишь в том, что первые не понимают своей ответственности, утверждая, что их подлая деятельность, вроде территориальных захватов у соседней страны,  - реактивна,  неизбежна, как падающий сверху камень = вызвана толчками со стороны  «врагов».

Вторые же сознают свою ответственность за всё, что делает Россия. Потому что хотят изменить политику нашей страны.

Холодное лето 2017 года идёт к зениту.

Скоро осень – начало кампании по выборам Президента России. Место встречи соперников - ни в чем не виноватых, которым весь мир должен и признающих вину своей страны, считающих, что наши проблемы – в нас самих – российских гражданах.



    

Их можно было проводить как Лешек Бальцерович в Польше, как Вацлав Клаус в Чехии, как Март Лаар в Эстонии, как Эйнарс Рёпше в Латвии, как Ян Оравец в Словакии, как немного позже Каха Бендукидзе в Грузии. Как Ораз Жандосов и Григорий Марченко и их коллеги в Казахстане, где трудно назвать одну фигуру, о какой можно было бы сказать: “автор реформ”. О чем говорит опыт этих, действительно либеральных, реформаторов?

Оказывается, что для успеха экономических преобразований необязательно быть экономистом (Лаар — по образованию историк, Рёпше — физик, Бендукидзе — биолог). Оказывается, для успеха реформ необязательно иметь огромные валютные резервы. Оказывается, для успеха реформ необязательно иметь эксклюзивные полномочия от парламента. Однако для успеха либеральных реформ критически важным является наличие во власти порядочных людей — тех, кто, как заметил Каха Бендукидзе, “понимает, что такое свобода”. Добавлю, что отсутствие у людей, находящихся во власти, порядочности и понимания свободы не компенсируется ни их профессиональными знаниями, ни наличием у них политического прикрытия, ни доступностью финансовых, природных или иных ресурсов. 

 

И Казахстан и Грузия находились и по-прежнему находятся в более неблагоприятных географических, инфраструктурных, ресурсных, кадровых условиях, чем Россия. И тем не менее у них с реформами получалось и получается лучше. Поэтому в течение полутора десятков лет я отстаиваю эту точку зрения и повторяю ее вновь: #реформы в России можно было проводить по-другому.  Главный ответ на этот вопрос — люди, их личные качества.  


Источник: http://www.echo.msk.ru/blog/aillar/740388-echo/


 

/ Из Экономического манифеста Григория Явлинского /

В области кредитно-денежной и фискальной политики необходимо соблюдать принципы преемственности и предсказуемости, поддержания основных макроэкономических балансов и разумной достаточности при осуществлении политики стимулирования хозяйственной активности.

Одновременно необходимо постепенно выйти из двусмысленной ситуации, в которой оказалась страна, чуть ли не официально готовящаяся к войне с теми экономиками, от взаимодействия с которыми реально зависит благополучие страны. Не интриговать с целью снятия формальных санкций, а реально снизить градус конфронтационности российского внешнеполитического курса.

Не возгонять эмоции вокруг чужих ошибок и недружественных действий, не ждать покаяний и извинений, а договариваться о согласованных параллельных шагах по снижению напряженности и восстановлению минимального доверия. Вывести за скобки сегодняшней повестки наиболее острые противоречия, отложив их разрешение до более подходящих времен, и начать искать пути урегулирования конфликтов, по которым могут быть найдены адекватные решения.

Дальше, а точнее – параллельно с вышеперечисленным, должны последовать и более фундаментальные перемены. Мы всегда выступали и продолжаем выступать за то, чтобы страна и экономически, и политически встала на магистральный путь исторического прогресса, который предполагает движение страны по демократическому пути – пути ограничения произвола исполнительной власти посредством разделения ветвей власти, максимально возможного и обоснованного контроля снизу через институты правового гражданского общества, вовлечения в процесс принятия решений максимального числа компетентных и ответственных специалистов.

По сути, как было сказано в самом начале, ключ к решению экономических проблем нынешнего российского общества лежит в политической сфере – через демократизацию государства и подчинение его интересам и потребностям активных и ответственных граждан – главных субъектов экономической и политической жизни страны.

Read more...Collapse )

https://www.yavlinsky.ru/works/manifest

/ Статья Григория Явлинского на сайте "Эхо Москвы" /

Российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО» считает неприемлемой и губительной для нашей страны практику восстановления и установления мемориальных знаков, посвящённых И.В. Сталину. К сохранению исторической памяти она никакого отношения не имеет, напротив, это глумление над памятью миллионов жертв большевизма-сталинизма, закоснение общества и государства в извращённом, тупиковом взгляде на отечественную историю.

Присоединение к порочной практике Московского государственного юридического университета имени О.Е Кутафина (МГЮА) выглядит вопиющим и вызывает закономерный общественный протест. Воспитание новых поколений юристов под знаком Сталина — издевательство над правом, беда для страны.

Политическая партия «ЯБЛОКО» поддерживает и солидарна с протестом Генри Марковича Резника, сотрудников Высшей школы экономики и других представителей научного и юридического сообщества, решительно выступивших против этого преступного решения.

Мы особо подчеркиваем, что случившееся, к сожалению, не казус, не единичный эпизод. Это прямое следствие государственной политики, основанной на сознательном отказе от европейского направления развития и самоизоляции. Никакой имеющей историческую перспективу альтернативы европейскому пути нет. Отказ от него ведет только в кровавый сталинский тупик.

Единственный надёжный способ избежать его — консолидация всех здоровых общественных сил вокруг политической борьбы за смену власти и той системы, продуктом которой является нынешняя власть.




http://echo.msk.ru/blog/yavlinsky_g/2008868
"Вдумайтесь, почему у нас самая большая страна в мире. В том числе и потому, что с самых древних времен, наш народ уходил, он имел неограниченную территорию. Вот англичане, у них был остров, и они боролись с любыми проявлениями государства, чтобы приспособить государство к себе, им некуда было деваться, то же самое французы, немцы – ну Европа, она же маленькая. В России было совсем по-другому: не нравится тебе этот князь – да и пошел он. Ты уезжаешь куда-нибудь, уходишь, буквально, забираешь свою семью.

Россия – единственная страна в мире, которая заселялась с юга на север. Просто люди занимали другие территории, уходили туда и всё. Поэтому душа такая, поэтому свобода такая, поэтому «да пошли они все» и всё. А государство шло за ними, оно их преследовало. Если в Европе города создавались как центры ремесел, культуры, как нас в школе учили, то в России они создавались как административные форпосты, чтобы контролировать вот это уходящее население.

Есть такой термин «уходящий народ», наш народ вот такой, он никогда с вилами на Кремль не пойдет. Он лучше скажет: «Да тогда ладно, идите, делайте что хотите, а я буду свою жизнь организовывать сам». И он уходит из этого, и это очень плохо на самом деле. Когда вы видите, что люди говорят «да пошли они» - это оно и есть, это глубокая особенность культурного типа. Вот поэтому мы ничего и не может изменить. Объяснений для этого просто куча: «да они все там такие», «никому нельзя верить», а теперь народ придумал новую «мы уезжаем». Теперь страна открытая, раньше-то некуда было деться, а в советское время это была внутренняя иммиграция: на кухню, близкие друзья, это дело. Замыкался в себе человек, он уехать не мог – он замыкался в себе.

Сейчас есть возможность уехать. Мы можем прочитать, сколько людей хочет уехать, какие-то страшные цифры опросов, что 40% родителей хочет, чтобы их дети имели паспорт в другой стране, и так далее, и так далее. Это почему? Это тоже такая форма ухода. Только современная, они уходят теперь не жить куда-нибудь в Сибирь, они уезжают, здесь они не хотят и всё. Это нужно менять. Собственно, все реформы 90-ых, 80-ых годов, конец Советского Союза, они были направлены на то, чтобы изменить отношения между человеком и государством, чтобы человек чувствовал, что это его государство, оно его, оно не внешняя сила, в которую ты либо встраиваешься, либо она наедет как каток, оно моё. «Я хочу жить так вот, мы хотим жить вот так». К сожалению, все пошло по-другому и мы имеем то, что имеем".

Анна Всея Руси

Оригинал взят у nmkravchenko в Анна Всея Руси




23 июня 1889 -
день рождения Анны Ахматовой



В то время я гостила на земле.
Мне дали имя при крещенье "Анна".
Сладчайшее для губ людских и слуха.

"Анной Всея Руси" назовет её потом Марина Цветаева. Мир благодарен этому имени.

Ахматовой и Пастернака,
Цветаевой и Мандельштама
Неразлучимы имена.
Четыре путеводных знака.
Их горний свет горит упрямо,
Их связь таинственно ясна.
Неугасимое созвездье!
Навеки врозь, навеки вместе.
Звезда в ответе за звезду...

                                 М. Петровых

Ей посвящали стихи Блок и Пастернак, ее портреты писали лучшие художники времени. Каждый видел в ней свое. "Музу плача" ― Цветаева. "Негодующую Федру" ― Мандельштам. Лурье ― "Женщину в превосходной степени". Если бы ей, "царскосельской веселой грешнице", показали тогда, что станется с её жизнью!

Это не я, это кто-то другой страдает.
Я бы так не смогла...

Смогла. И других научила. Она учила искусству оставаться собой несмотря ни на что, учила душевной подлинности, цельности, стойкости, красоте судьбы.

Если б все, кто помощи душевной
У меня просил на этом свете, ―
Все юродивые и немые.
Брошенные жены и калеки,
Каторжники и самоубийцы, ―
Мне прислали по одной копейке,
Стала б я "богаче всех в Египте",
Как говаривал Кузмин покойный...
Но они не слали мне копейки,
А со мной своей делились силой,
И я стала всех сильней на свете ―
Так, что даже это мне не трудно.




Как-то, глядя на одну из своих поздних фотографий, Ахматова скажет Лидии Чуковской: "Бабе 53, а ещё видно, чем она была. Видно, в чем, собственно, было дело". Сорок с лишним лет, прожитых при советской власти, гибель любимых, друзей, арест сына, многолетняя травля не смогли совладать с благородной величавой осанкой этой женщины, поражающей поистине королевским пренебрежением к тяготам своей страшной жизни. В ней была та души высокая свобода, которая позволяла ей не гнуться под гнетом "бед и обид". Ей было дано победить время.

Ржавеет золото и истлевает сталь.
Крошится мрамор. К смерти все готово.
Всего прочнее на земле ― печаль
И долговечней ― царственное слово.


Ахматовой фатально не везло в личной жизни. Измены Гумилева, деспотизм Шилейко, развод с Пуниным...

А ты, любовь, всегда была
Отчаяньем моим.

Она не была святой: "целительница нежного недуга, чужих мужей вернейшая подруга и многих ― безутешная вдова", как скажет она о себе.

Оставь, и я была, как все,
И хуже всех была.
Купалась я в чужой росе,
И пряталась в чужом овсе,
В чужой траве спала.

В числе её пленников были несгибаемый поляк-контрразведчик Юзеф Чапский ("В ту ночь мы сошли друг от друга с ума") и английский дипломат Исайя Берлин ("он не станет мне милым мужем, но мы с ним такое заслужим, что смутится двадцатый век"), и французский композитор Артур Лурье, уехавший за границу ("Вчера еще, влюбленный, молил: "не позабудь"), и несостоявшийся муж Владимир Гаршин, племянник известного писателя, помешавшийся от любви к Ахматовой ("Посвящение")... А иначе не было бы стихов, которым веришь, как "человеку, который плачет". ("О Муза плача, прекраснейшая из Муз!")
Гумилев поначалу был раздосадован, что его молодая жена пишет стихи. "Занялась бы чем-нибудь другим ― танцами, что ли", ― раздраженно говорил он ей. Потом, очарованный этими стихами, признает свое поражение:


Когда я жажду своеволий,
И смел, и горд ― я к ней иду
Учиться мудрой сладкой боли
В ее истоме и бреду.



Я пью за разорённый дом,
За злую жизнь мою,
За одиночество вдвоем,
И за тебя я пью, ―
За ложь меня предавших губ,
За мертвый холод глаз,
За то, что мир жесток и груб,
За то, что Бог не спас.

Принято было называть ее стихи интимными, камерными, как будто любовь ― это не всечеловеческое, не всенародное чувство, как будто существуют сердца, не подвластные ей. Когда наконец сейчас мы позволили себе в отношении Ахматовой эпитеты "большой поэт", "великий поэт", мы спешим оправдаться ссылкой на гражданские мотивы ее поэзии, на ее "Реквием", стихи военных лет. А что, разве без них Ахматова не была бы великим народным поэтом? Когда ждановская критика обрушилась на Ахматову в 46 году ― они не знали ее гражданских стихов. Она была опасна для них именно своей лирикой. Ибо поэзия ― это свобода, одно из самых неопровержимых ее проявлений, она оставалась единственной сферой жизни, не подвластной идеологии. Жизнь человеческого сердца не подчинялась им, была для них чужда и непонятна, она была подвластна не им, а этой женщине. Нельзя прихлопнуть ладонью солнечный луч. Это бесило их. И поэтому вся ее поэзия ― оппозиция. Оппозиция тому, что пытались сделать с человеческой душой.




А каждый читатель, как тайна,
Как в землю закопанный клад,
Пусть самый последний, случайный,
Всю жизнь промолчавший подряд.

Там все, что природа запрячет,
Когда ей угодно, от нас.
Там кто-то беспомощно плачет
В какой-то назначенный час.

И сколько там сумрака ночи,
И тени, и сколько прохлад,
Там те незнакомые очи
До света со мной говорят.

За что-то меня упрекают
И в чем-то согласны со мной...
Так исповедь льется немая,
Беседы блаженнейший зной.

Наш век на земле быстротечен,
И тесен назначенный круг,
А он неизменен и вечен ―
Поэта неведомый друг.


Поэзию Анны Ахматовой называют "энциклопедией женской любви", хотя творчество ее гораздо шире и глубже одной лишь любовной темы. Твардовский писал о ее стихах: "Это менее всего так называемая женская или, как еще говорят, "дамская" поэзия с ее ограниченностью мысли и чувства". Ахматова не забывала о вечном в поэзии, но при этом не отрывалась от своей земли и своего времени, жила бедами своей страны и эпохи.

Не лирою влюбленного
Иду пленять народ ―
Трещотка прокаженного
В моей руке поет.

Однажды Ахматову попросил принять его один американский профессор. Он писал книгу по истории России и хотел от Ахматовой узнать, что такое русский дух. Она сказала, что не знает. "А вот Федор Достоевский знал", ― упрекнул профессор. Ахматова резко ответила ему: "Достоевский знал много, но не все. Он, например, думал, что если убьешь человека, то станешь Раскольниковым. А мы сейчас знаем, что можно убить 50, 100 человек ― и вечером пойти в театр".

О Боже, за себя я все могу простить,
Но лучше б ястребом ягненка мне когтить
Или змеей уснувших жалить в поле,
Чем человеком быть и видеть поневоле,
Что люди делают, и сквозь тлетворный срам
Не сметь поднять глаза к высоким небесам.
 


Обстановка в комнатах, где она жила, всегда была спартанской, почти нищенской, быт аскетичен. Неблагополучие было как норма жизни, как необходимый компонент судьбы поэта. Ей, казалось, было безразлично, где и как жить. Все, что было ей необходимо для работы, существовало внутри нее. Невозможно было даже представить себе такое словосочетание, как "кабинет Анны Ахматовой". Не потому, что его действительно никогда не было, а потому что не могло быть. У нее даже не было письменного стола. Ахматова говорила, что все свои стихи она написала "на подоконнике или на краешке чего-то". Булгаков тоже, кстати, говорил, что "настоящие вещи пишутся на краешке кухонного стола".
Трудно было найти человека более далекого, отгороженного от мелкого суетного быта. Она хранила только те вещи, которые были дороги ей как память сердца: перстень ― подарок мужа, шаль, подаренная Цветаевой, рисунок её друга Модильяни, который всегда висел над кроватью. Ахматова говорила: "В нашу эпоху нет ничего устойчивого. Сейчас надо иметь только пепельницу да плевательницу". Убогая обстановка ее жилья ― книжная полочка, железная кровать, единственный стул, чемодан для рукописей, голая лампочка без абажура ― устроители музея Ахматовой потом были в панике: можно ли воссоздать подобный интерьер, вернее, полное его отсутствие? Но посреди всей этой щемящей бесприютности вас встречала повелительница мощной поэтической державы. Близкие называли ее "королева-бродяга". Что-то в ней было от странствующей бесприютной государыни. Королевы Лиры.




Ахматова прожила свою жизнь достойно, ничего не уступив из духовного достояния ― ни чести, ни благородства, ни высокой культуры. Она сумела пронести крест своей судьбы так, что судьба эта стала примером великого духовного непокорства. Это и есть то, что сделало ее, сугубо "интеллигентскую" поэтессу великим поэтом нашего народа, Анной Всея Руси.

Голос её благороден.
Облик её прекрасен.
Подвиг её народен.
Смысл её песен ясен.
Исповедью откровений,
Каждой своей строкою
Правда её творений
Встала над клеветою,
И на своём примере
Выстраданного права
Учит любви и вере
Горького слова слава.

                           М. Дудин

Когда она умерла, Е. Евтушенко очень точно выразил чувства современников:

Не верилось, когда она жила,
Не верилось, когда ее не стало...



А И. Бродский, которого она когда-то, по его словам, "одним поворотом головы превращала в хомо сапиенс", признавался: "Я часто оказываюсь во власти ощущения, будто она следит откуда-то извне, наблюдает как бы свыше: как это она делала при жизни... Не столько наблюдает, сколько хранит".



И еще он говорил о ней: "Это поэт, с которым более-менее можно прожить жизнь".


/ Из Экономического манифеста Григория Явлинского /

В области кредитно-денежной и фискальной политики необходимо соблюдать принципы преемственности и предсказуемости, поддержания основных макроэкономических балансов и разумной достаточности при осуществлении политики стимулирования хозяйственной активности.

Одновременно необходимо постепенно выйти из двусмысленной ситуации, в которой оказалась страна, чуть ли не официально готовящаяся к войне с теми экономиками, от взаимодействия с которыми реально зависит благополучие страны. Не интриговать с целью снятия формальных санкций, а реально снизить градус конфронтационности российского внешнеполитического курса.

Не возгонять эмоции вокруг чужих ошибок и недружественных действий, не ждать покаяний и извинений, а договариваться о согласованных параллельных шагах по снижению напряженности и восстановлению минимального доверия. Вывести за скобки сегодняшней повестки наиболее острые противоречия, отложив их разрешение до более подходящих времен, и начать искать пути урегулирования конфликтов, по которым могут быть найдены адекватные решения.

Дальше, а точнее – параллельно с вышеперечисленным, должны последовать и более фундаментальные перемены.

Read more...Collapse )
Источник: https://www.yavlinsky.ru/works/manifest

Лидера больше нет

Оригинал взят у aleks_melnikov в Лидера больше нет
Общее впечатление от «прямой линии» В.В. Путина – вялый, плохо информированный, без драйва, без идей, без инициативы, без перспектив.

И то, что в 15-й раз один и тот же формат – только подчеркивает впечатление.

Как лидер В.В. Путин закончился. Как человек, который ведет к каким-то целям «впереди» свою группировку, людей в стране - завершился.

Это не связано с возрастом.

Здесь дело только в том, что В.В. Путин исчерпал свою повестку дня – оболочка есть, а внутри всё истлело – пустота. Сброшенная кожа, из которой уползла змея.

Внутри страны развитие остановлено, потому что В.В. Путин воздвиг за 20 лет своей власти плотину под названием «капитализм закадычных друзей». Всё в неё упирается, ничто её обойти не может. И при этом она не способна обеспечить хорошую конкурентную позицию в глобальном мире. Это уже доказано.

Кроме того, из интервью Стоуну мы узнали от В.В. Путина, что, оказывается и никакого особого пути, и особого мира Россия собой не представляет – она всего лишь ещё не дозрела до западной демократии, но, в общем движется в том же направлении.

В области внешней политики В.В. Путин закончился после взятия Крыма и попытки взять ещё несколько областей Украины. Прошедшие три года сначала возбуждения, а затем всё большего понимания тупика, заставляют прийти к этому выводу. «Прямая линия» показала, что инициативы у В.В. Путина здесь нет – он заложник того, что будет – ждет и ничего не может сделать – превратил корабль Россию в игрушку могущественного мирового океана.

Что осталось на месте распавшегося лидерства?

Наверное, ощущение, что с уходом В.В. Путина начнется быстрый распад его системы и тяжелые времена. А сам он пока, как глава своей группировки, играет роль уже не лидера, а главной скрепки на гнилой ткани власти, всё более оторванной от страны, не понимающей, что происходит.

В любом случае, движения вперед у В.В. Путина больше нет, лидерства больше нет.

Своё выступление на встрече с молодежью - со своим доверенными лицами, кандидат в Президенты России Г.А. Явлинский начал так:

«В чём состоит большая политика? В любой стране мира? Большая политика состоит в значительной мере – в заботе о будущем и работе на будущее. Это – важнейший принцип. Как только политик утрачивает представление о будущем, на этом большая политика прекращается. Начинаются мелкие дела и делишки. Появляется желание – только бы не стало хуже. Начинается работа по сохранению себя у власти. Главный признак большого политика – видеть будущее»

Это было сказано в феврале 2017-го, задолго до сегодняшней «прямой линии» В.В. Путина.

Вялость верхов идёт параллельно с закипанием недоумения низов – от низкого уровня жизни, отсутствия перспективы у молодых людей и, главное – бесперспективности существующего порядка для большинства людей.

Роднит хоть что-то эти параллельные линии?

Нет.

Наверху тупая уверенность, что так, как есть, можно жить вечно.

Внизу закипающее возмущение и убеждение, что нужны изменения.

Пересекутся эти линии в искаженном мире нашей политической геометрии?

Обязательно.

Это лишь вопрос времени. Не захотят верхи, низовая линия врежется под прямым углом и «росгвардия» не спасет от этого движения принуждения снизу.

«Золотая пыльца» разгульных нулевых окончательно слетела. Страна просыпается. Верхушка досматривает сны.


Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow