January 22nd, 2014

Успешные реформы - это реформы снизу

Григорий Явлинский в интервью Владиславу Листьеву о цели создания регионального движения "Яблоко", о реформах, о фермерском движении, плановой экономике и своём отношении к религии.

Листьев: А многие ли имеют силы, в том числе и нравственные, признать свои ошибки?

Явлинский: Я уважительно отношусь к своим партнерам и надеюсь, что эти силы будут найдены.

Смысл регионального объединения «Яблоко» в том, что оно объединяет региональные движения, объединяет самых разных людей, с самыми разными наименованиями. Но смысл заключается в том, что эти люди решают свои задачи, на своих территориях, свои местные задачи, свои экономические задачи, но они объединяются для того, чтобы создать федеральное движение и принимать участие в федеральной политике. Через некоторое время будет I съезд, уже состоялась учредительная конференция.

Листьев: Но мало кто учитывает интересы молодежи.

Явлинский: Чуть меньше недели назад был создан Молодежный Союз «Яблоко». И не потому, что я учитываю эту проблему, а потому, что люди из десятков ВУЗов страны пожелали создать такой союз.

Листьев: То есть вы пошли за настроениями снизу?

Явлинский: Это единственный способ что-то делать в России. Основываясь на нижегородском опыте, успешные реформы – это реформы снизу, с того места, где живут люди. А задача власти – обеспечить ход этих реформ.

Вопрос о фермерском движении.

Явлинский: Как экономист я считаю, что могут быть самые различные формы работы на земле. Но нужны те формы работы, которые эффективны. Проблема нашего фермерского движения заключается в том, что все, что было для него сделано, было сделано недостаточно и изолированно от него. Людям сказали: «Вот вам земля». Но никто не сказал, где взять транспорт, технику, как привезти в город, где хранить, как продать. Нужна цепочка. Если будет цепочка, фермер сразу сможет представить, как он реализует продукцию, получит средства и сможет их снова вложить, снова вырастит и реализует, фермерское движение будет иметь шансы на успех. Но не надо забывать, что Россия – очень разная страна. Фермерское движение на юге – не то же самое, что на севере.

Вопрос о возвращении плановой системы и что общего между «Яблоком» и коммунистами.

Явлинский: Я думаю, что плановая система не будет возвращена в России, даже если меня не изберут президентом. Даже если Зюганов придет к власти, ее тоже не будет. Плановой системы в России не будет больше никогда. Это позапрошлый век.

Листьев: Ой, не зарекайтесь.

Вопрос о выступлениях Явлинского в Думе.

Явлинский: Я считаю необходимым выступать только по самым принципиальным вопросам.

Вопрос об отношении к религии.

Явлинский: После того, как я увидел некоторых наших товарищей, стоящих со свечками, я себе сказал, что вопрос вероисповедания – это мой личный вопрос.

Листьев: Желаю Вам удачи в Вашей нелегкой политической борьбе и политической жизни.

35

Ура стабильности!

/ Блог Юрия Магаршака на сайте "Эхо Москвы" /

Самое ужасное в последнее время, от чего болит всякий раз сердце — получать письма из глубинки России. Одно обнародовано на ЭХЕ вчера. Вот отрывки из другого, присланного мне на электронную почту и не менее ужасающего.

«В Тверской области закрыли все (!!) участковые больницы. Их перепрофилировали — теперь это богадельни. В них, за 75% своей пенсии, старики из местных деревень доживают свои годы. Если вдруг кто-то из местных жителей заболеет, то обратиться за помощью в эти «больницы» он не сможет, надо в районные ехать. А старичкам за их пенсию дают там полежать, умереть. При этом из их пенсий, разумеется, еще и на похороны «откусывают».

«Я сейчас как раз в деревне у своего отца, и тут рядом, в Есиновичах, есть вот именно такая «больница», где раньше было несколько корпусов, рентген, стоматология, родильный корпус, проводили даже мелкие хирургические операции, а теперь просто лежат бабки и деды доходяги. Скорую помощь тоже с этого года отменили, теперь надо из Вышнего Волочка вызывать, правда, она почти всегда не едет в деревни. Да и по тому решету, которое тут принято называть дорогой, больного везти надо на танке. Тенденция очевидна — население тут просто уничтожают. За те лет 15, что у нас тут дом, вымерла буквально вся округа. А это, напомню, 15 лет стабильности и нефтяного богатства. Хотите посмотреть на настоящий ад, но на земле? Вот вам мой совет — поезжайте по дороге на Селигер и после поселка Кувшиново поверните направо, на Вышний Волочек. Вас ожидают 80 километров самой настоящей зоны, даже в Чернобыле такого нет. Зайдите в любой дом, посмотрите, как живут люди в деревнях вроде Кузлово, которая прямо стоит на трассе. Тут живет мужик, по погонялу Енот, который торгует разбавленной жидкостью для омывания бассейнов по 70 рублей. И эту жидкость местные мужики пьют. И дохнут пачками, а выжившие «все тут спились к чертикам, но это как раз следствие того, что до этих людей просто никому нет дела. Потому, что остались они ненужными вообще НИ-КО-МУ. Факт остается фактом, жители этих деревень обречены, забыты, от них нечего получить, поэтому в них наше государство ничего и не вкладывало и не вкладывает, ни Ельцин, ни Путин, ни Медведев. А те копейки, что из этих людей еще можно вытянуть, получают Енот за свое пойло, и «больницы» за право сдохнуть. Доктор Вишняков сказал мне, что его какие-то там начальнички в Твери, которые сейчас не могут закрыть его больницу, называют террористом, который взял в заложники 112 деревень. Оцените логику: доктор, который один работает и продолжает помогать оставшимся людям жить на родине, а не дохнуть в богадельне, единственный на 112 деревень доктор, отстаивающий право своих больных получать медицинскую помощь, вот этот доктор по логике чинуш — террорист, потому, что противопоставляет идее уничтожения больницы жизни жителей 112 деревень. Я знаю одно, это не логика нормального правительства, это не логика нормальных чиновников, это не логика нормального человека, это даже не логика Кафки. Доктор может выглядеть террористом только для одного типа людей. И этот тип людей — ОККУПАНТЫ.»

Не могу без боли такое читать. И никто, надеюсь не сможет — никто из тех, у кого не атрофировано сострадание. Один доктор на 112 деревень — такого первобытно-общинья не описывал даже доктор Чехов при царях-батюшках. Больницы, в которых лечат, превращаются в богадельни, в которых умирают, не получая лечения. А в городах намного ль иначе — не по уровню медицинской помощи, а по отношению к людям — если врачи (а также учителя школ и профессора вузов) объявлены главными ворами? Если новая Глава Счетной Палаты, ранее Госпожа Министр здравоохранения, обещает на новом посту в «тронной речи» с врачей и учителей глаз не спускать! Не с воров во власти, ворующих миллиардами обещает не спускать глаз глава Налогового Управления, а с врачей и учителей, которые, чтобы жить мало мальски достойно и не подохнуть, как вымирающее население в деревнях, берут конфетками, бутылочками коньяка в благодарность, редко деньгами. Деньгами берущая скорая помощь или обходной врач — на которых стоит Россия? Деньгами берет учитель начальных классов или же математики? На них обещают концентрировать внимание налоговики? Совесть у людей есть? И это Сверхдержава в недавнем прошлом? И это забота о человеке, о которой неустанно докладывает Верховная Власть? А что не менее ужасает — такая нежизнь со спиванием и вымиранием происходит не только в любой, наугад взятой точке великой России, но происходит прямо по трассе на озеро Селигер. По которой едут на свои встречи с Нашими НАШИ. По которой ездит для назидания патриотичного населения Хозяин России. Казалось бы, чего проще: остановись! Не там, где как в Потемкинских Деревнях, ждут Хозяев Губерний, а также — бери выше, всех выше — Хозяина Земли Русской — восторженные физиономии и отремонтированные по этому случаю сараи и домики, а в случайно выбранном месте. Любом, которое не подготовлено специально для встречи. Посмотри как живут люди, Хозяин России. И если в тебе есть хоть капелька человечности, сострадания, перемени всю систему и переменись сам. И почитай на ночь Некрасова. Размышления у Парадного Подъезда, к примеру. Потому что так живет вся Россия, которая не прикармливается для того, чтобы остальную Россию в молчанье держать. Так люди жить не должны. Так только со скотами обращаются. А также, как верно замечено писавшим письмо с болью за свой народ, оккупанты, наподобие гитлеровцев, пока те не были изгнаны из России.

Сколько миллионов людей в России вымирает в условиях, описанных в приведенном письме? Неведомо, с точностью до миллионов. Так же, как с точностью до миллионов неизвестно число погибших на фронте Советских Солдат. Так же, как с точностью до миллионов неизвестно число уничтоженных в большом терроре. Так же, как с точностью до миллионов не известно число умерших в голодоморе коллективизации. Так же, как с точностью до миллионов неизвестно число погибших в Гражданской Войне. Происходящее в России на самом деле как было секретом за семью печатями, так и осталось, Так много ли изменилось? Не в третьестепенном а в главном: в отношении к человеку!

« Что тебе эта скорбь вопиющая, Что тебе этот бедный народ? Вечным праздником быстро бегущая Жизнь очнуться тебе не дает.» «Пробудись! Есть еще наслаждение: Вороти их! в тебе их спасение! Но счастливые глухи к добру.» « Не страшат тебя громы небесные, А земные ты держишь в руках, И несут эти люди безвестные Неисходное горе в сердцах.» Интересно, звучат ли сегодня слова Некрасова, если их обратить к вельможам не 19-ого, а 21 века, включая Хозяина Земли Русской Президента Страны — злободневно или являются чем то вроде преданий старины глубокой, наподобие фильмов о жизни в других мирах?

Похоже, в России от постоянного созерцания с одной стороны роскоши, а с другой стороны страданий и бесчеловечности, атрофируется сострадание. В этом, похоже, одна из задач власти и состоит. Уничтожение сострадания. Которое успешнейше происходит. О чем без сомнения рапортуется вверх как о достижении по Особым каналам.

Россия стала страной самых вопиющих контрастов на всей Земле. Рублевка и Кремль роскошествуют, оставляя арабских шейхов и русские кутежи в Париже, во времена царей-батюшек, далеко позади. Москва в целом благополучно живет. А также – немного беднее — и Петербург. Жизнь в городах для многих улучшилась. Ну а для остальных? Разве можно не думать о так называемых остальных? Ведь это не государство: не хорошее и не плохое, а вообще никакое - если о слабых и страдающих не заботится! А если народ и его Пастыри в значительном количестве, а возможно и в большинстве, не сочувствует страдающим (а их многие миллионы)— то христианский ли это народ? Вопрос риторический. Пимен в Борисе Годунове обращался к потомкам православных в России. Но кажется даже потомки православных уже вымирают. Коль не испытывают сострадания к миллионам своих сограждан. Не бьют в набат. И не делают ничего для облегчения их участи. Не в голодомор. Не в большой террор. А сегодня. В эпоху - цитирую приведенное выше письмо - "пятнадцати лет стабильности и нефтяного богатства".

Народ безмолвствует. В молчании спивается и вымирает. Такое вот достижение. Ура стабильности!

А может быть, не ура?

t4qk4RNes7k

Источник: http://www.echo.msk.ru/blog/ym4/1242544-echo/ (Но статью удалили. Видно, правда здесь никому не нужна. Пока самих не коснется. Как известно от сумы да от тюрьмы не зарекайся).