July 14th, 2014

Запад - это направление истории

Запад не враг. Запад не друг. Запад — это не география, это склад жизни и система отношений, которые нужно изучать, чтобы понять, как нам влиться в этот могучий, занимающий века и континенты процесс.

Джозеф Брама, англичанин, всю жизнь изобретавший станки, замки и гидравлические прессы, в 1778 году придумал ватерклозет с поплавковым клапаном. Век был неспешный, поразмышляв еще пять лет, Брама придумал винтовой водопроводный кран. Через несколько десятилетий после Брамы седобородый лорд Кельвин усовершенствовал кран, создав смеситель, который позволяет человеку не мучить себя попеременно ледяной водой и кипятком, а сделать воду приятной температуры. И кто скажет теперь, что это изобретение, позволяющее миллионам людей от Токио до Лиссабона и от Аляски до Австралии ежедневно наслаждаться мягким теплым душем, — дало человечеству меньше, чем сооружение пафосных пирамид или героические полеты в космос?

Первый лифт на паровом двигателе начал поднимать людей в Америке в 1850 году. Это была примитивная платформа, ездившая по шпалам, но здесь важны мотив и идея. Механик, чье имя исчезло из истории, был одержим мыслью о том, что человек не должен мучиться, преодолевая сотни ступенек. А если у него больные ноги? В 1861 году еще один янки, Элиша Грейс Отис, запатентовал электрический лифт и «ловители» — приспособления, не дающие лифту упасть в шахту при обрыве каната. Без лифтов были бы невозможны не только небоскребы, но и все иные современные дома, без упорного труда Элиши Отиса и его хитроумной головы смертность в падающих лифтах превышала бы смертность при авиа- и автокатастрофах.

Московское метро прекрасно. Но чем бы оно было без эскалаторов, которые изобрел американец Чарльз Сиберг? За 35 лет до открытия станции метро «Сокольники» в Москве он запустил первую движущуюся ступенчатую лестницу на Парижской выставке 1900 года.

Лифты, эскалаторы, водопроводные краны, смесители, душевые кабины, миксеры, кофеварки, тостеры, смартфоны, флешки, диски, компьютеры, роутеры, микроволновки, хлебопечки, телефоны — во всемирном гипермаркете всевозможной техники, созданной для того, чтобы сделать жизнь людей удобной, быстрой, эффективной и приятной, — нет ни одного аппарата, созданного в России. Все эти вещи пришли с Запада. Даже зубная щетка пришла к нам оттуда. Вот уже 200 лет вал удобных приспособлений, помогающих жить приборов, сложных конструкций, встроенных в простые вещи, аппаратов для дыхания, питания, передвижения, общения идет с Запада по всем пространствам земного шара. Навигаторы сильнее меняют жизнь людей, чем 3 тысячи лекций по географии. Без холодильников и газовых плит цивилизация невозможна.

Первый бытовой серийный холодильник был выпущен в 1927 году в Америке компанией General Motors. Модель называлась Monitor-Top, работающие холодильники этой марки до сих пор иногда продаются на eBay. «Газпром», конечно, национальное достояние, он оперирует месторождениями и миллиардами, трубами большого диаметра для континентов и хранилищами для народов, но первую газовую плиту для отдельного, конкретного, частного человека соорудил в США в 1825 году не известный мне по имени механик с разводным ключом в руке и набором гаек в кармане. Джеймс Шарп в Англии в 1834 году уже продавал газовые плиты. Первую он поставил у себя в доме для собственной жены. О Джеймсе Шарпе в истории осталось немногое, но точно известно, что он страдал, зная, что жена замучилась разжигать огонь в печи и отмывать свои маленькие пальчики от угля. Кто был премьер-министром в том году в Англии, мы не помним, Британская империя развалилась и сгинула, а газовые плиты памятником Джеймсу Шарпу и его любви стоят в домах по всему миру и дают людям удобство жизни, теплую еду, горячий чай.

Весь современный мир создан изобретателями — без них мы до сих пор бегали бы пешком на 10-й этаж, крутили ручки мясорубок до остервенения, ходили на работу с лопатами в руках и кремнем в кармане. Эта участь нас миновала, потому что Запад — иными словами, удивительное сочетание теории и практики, философии и теологии, идеалов и денег, демократии и технократии — смог создать наш мир с саморазмораживающимися холодильниками, интеллектуальными стиральными машинами и соединенными в сети компьютерами. Жизнь всего городского населения Земли, в том числе и тех, кто ненавидит Запад, создана Западом в его мощном творческом движении к эффективности и комфорту.

Тут не важно, кто первый сделал то или иное открытие, тут не об этом речь. Изобретателей в России было не меньше, чем на Западе, изобретатели у нас были даже в ГУЛАГе. Тут важно, кто сумел увидеть в наборе схем или в математическом расчете новую реальность жизни, бизнес-план, потребность, благо для множества людей. Метод ядерно-магнитной резонансной томографии запатентовал в 1960 году советский ученый В.А. Иванов, но томограф как медицинский аппарат для общего пользования, помогающий лечить и спасать людей, создал англичанин Годфри Хаунсфилд из компании EMI в 1972 году. В России уже давно не социализм, а капитализм, но в смысле бесчеловечности системы и пренебрежения человеком это одно и то же: современные томографы у нас не производятся до сих пор.

Мир современного компьютерного общения создан Западом. Он создан Западом от первой DOS до последней Windows, от мейнфреймов размером с комнату до смартфонов, умещающихся в кармане. Правда, еще в 1961 году советский инженер Леонид Купринович создал мобильный телефон и даже запатентовал его, но для развития цивилизации это опять не имело никакого значения. Важно не только изобретение, важна среда, в которой оно не исчезает, важен мир, который вознаграждает изобретателя, а не превращает его в городского сумасшедшего, бродящего по кабинетам в поисках денег. Телефон Куприновича так и остался игрушкой номенклатуры и Лубянки: СССР не принимал технический прогресс, новый телефон не достался людям, не изменил их жизнь. Тогда как на Западе весь смысл развития мобильной связи — от первых телефонов Motorola до последних изысков Sony и HTC — был именно в том, чтобы дать ее всем без ограничения, повсеместно. То же самое с копирами, которые КГБ держал на учете и под замком, сканерами, компьютерами. Домашние компьютеры IBM и Apple были созданы не для партноменклатуры и охранки, а для всех желающих. Неразрывная связь идеи и ее реализации, технологий и демократии — это Запад.

В раю человек не знал тяжелого, иссушающего мозг и душу труда. Запад на свой, практичный, деловой лад упорно подбирается к утерянному раю. Освобождение человека от ежедневного, часто мучительного домашнего труда осуществил не конфуцианский Китай, не Индия с ее пантеоном из 40 тысяч богов и Будды, не духовная Россия — освобождение осуществил прагматичный, тысячу раз обвиненный в бездуховности Запад. Великая русская литература облилась слезами над маленьким человеком; Запад практично и деловито помог ему. Этот бездуховный Запад сделал всё для того, чтобы у маленького человека сошли мозоли с рук и появилось время для мысли, чувства и досуга. Американке Джозефине Кокрейн в 1886 году надоело мыть посуду, она сконструировала посудомоечную машину. Автоматическая стиральная машина, освободившая женщин от стирки в тазу, была запущена в серию американскими компаниями General Electric и Bendix Corporation в 1947 году. О том, кто сконструировал первый кухонный комбайн, существуют разные мнения, но в любом случае это был человек Запада: то ли француз Пьер Вердене в 60-е годы прошлого века, то ли американец Карл Сонтхаймер в 70-е.

Запад есть гигантская фабрика, неустанно работающая со времен первой промышленной революции. Эта удивительная фабрика сама перестраивает себя в процессе работы, меняясь от эпохи к эпохе, расширяясь, размещаясь уже и там, где по географии вовсе и не Запад. Она то вселяется в Калифорнию, то осваивает Шанхай, но это все та же фабрика, упорно и неустанно производящая тысячи и тысячи самых разнообразных механизмов и аппаратов, которые гуманно освобождают человека от неподъемного труда, сберегают время его жизни, смягчают для него бремя обязанностей и делают его жизнь легче, ярче, интенсивнее. Мы цивилизация горячей воды, лифта, электрического света, посудомоечной машины и компьютера благодаря Западу. Зворыкин, Ипатьев, Сикорский, Щербатской, Брин, родившись в России, реализовали себя и свои изобретения на Западе. А почему не в России? Потому, что Россия не Запад!

Запад не враг. Запад не друг. Запад — это не география, это явление. Запад — это склад жизни и система отношений, которые нужно изучать, чтобы понять, как нам влиться в этот могучий, занимающий века и континенты процесс. Только что английская компания OwnFon начала продажи мобильного телефона для невидящих. Это телефон без дисплея, со шрифтом Брайля на кнопках. Его корпус печатается на 3d-принтере. Можно сколько угодно говорить о присущей нам духовности, но телефон для слепых создан на Западе. Можно сколько угодно бахвалиться нашим особым путем, но лучшие протезы для инвалидов созданы на Западе. Всё, необходимое для жизни, создается на Западе. Весь современный мир создан Западом. Япония уже стала Западом. Южная Корея стала Западом. Тайвань стал Западом. Большая часть Восточной Европы стала Западом. В Украине произошла революция, потому что Украина хочет быть Западом. Запад — это не страна или группа стран, Запад — это направление истории.

LHdQN2OoHPI

Источник: https://vk.com/accession_to_usa?w=wall-53986445_382600

"Кандидатов нужно различать на воров и не воров"

Далёкий 1998-й год. Мы ещё не имеем понятия о том, кто такой Владимир Путин, ещё работают и пользуются успехом у населения независимые каналы, пока ещё не случился дефолт, а в правительстве царит Виктор Черномырдин. Мы всё ещё полны наивных надежд на цивилизованное будущее и европеизацию России, а Григорий Явлинский - лидер парламентской фракции и набирающей силу партии "Яблоко" даёт интервью оренбургскому телевидению в рамках своего визита в поддержку "яблочных" кандидатов, предупреждает и предостерегает нас от тех граблей, которые уже разложены на дорогах российской политики и экономики, и по которым мы до сих пор продолжаем ходить.

В эфире оренбургского телевидения Григорий Алексеевич Явлинский об аграрном вопросе, который, кстати, до сих пор не решён, о вкладах граждан и популизме в политике.


Ведущая: Можно ли, на Ваш взгляд, вернуть вклады граждан?

Явлинский: Сегодня – нет. Возвращать надо постепенно. Во-первых, правительство должно признать свой долг. Оно просто должно сказать: «Мы должны гражданам уже с 1989-го года». Помните товарные чеки? Потом чеки 90-х и всякие другие мероприятия, и затем 2500% инфляция, когда Гайдар начал реформу, и обесценились все вклады? Все эти долги правительство должно признать и начинать их уже отдавать. Шаг за шагом. Это сложная история, но некоторые вещи правительство обязано делать немедленно. Скажем, решать вопросы по ритуальным услугам. Просто немедленно. Зачем принимать законы, которые не исполняются? Я ещё раз говорю: целый ряд услуг, особенно для людей старшего поколения, должны быть абсолютно бесплатными в этой связи. А местные органы должны следить, чтобы они, действительно, выполнялись. Но думаю и даже не сомневаюсь, что в течение 2-3-х – 5-7-ми лет можно было бы в значительной мере компенсировать и даже так, чтобы не поднималась инфляция. На прилавках сегодня всё есть, вопрос в том, как заработать.

Ведущая: Какие ещё конкретные вопросы Вам задавали сегодня на встречах оренбуржцы?

Явлинский: У меня сегодня вопросы были очень серьёзные. К примеру, вопросы, связанные с моей оценкой политики Анатолия Чубайса. У меня было много вопросов, связанных с принятием в Думе решения относительно, скажем, Владимира Жириновского. Было много вопросов в отношении программы «Яблока». Очень важным был вопрос касательно того, а как можно было иначе проводить реформы, чтобы не обесценить вклады граждан. Я рассказывал о том, что мы сделали закон о приватизации, но его не приняли. Мы сделали закон другой, который не был основан на ваучерах, был основан на совершенно другой системе, которая позволяла бы использовать деньги, которые есть у граждан, и получить за них землю, квартиры, имущество, а не просто раскрутить инфляцию до предела. Меня спрашивали о президентских выборах, буду ли я в них участвовать, спрашивали о здоровье Бориса Николаевича, спрашивали о Зюганове, о Рохлине, спрашивали о том, как устроена внешняя политика России. Было очень много вопросов.

Ведущая: Как Вы оцениваете проект закона о продаже земли?

Явлинский: По аграрному вопросу есть несколько позиций. Первая: нынешнее правительство и нынешний президент не должны заниматься земельной реформой. Мы имеем опыт по приватизации земли. Ничего хорошего пока из этого не получилось. Это касается не только правительства, это касается, с моей точки зрения, и президента. Пока у нас президент Борис Николаевич, пока у нас в правительстве Виктор Степанович, а ещё и Чубайс, земельные отношения лучше не трогать.

Второе: Окончательное решение относительно земли должно приниматься субъектами Российской Федерации. Я, например, наверняка знаю, что на Кубани в ближайшее время не будут продавать землю. Я знаю, что нельзя продавать землю там, где были переселённые народы. Там это сразу закончиться столкновением и кровопролитием. Но знаю, что скажем, в Карелии, на севере России очень даже хотят приобретать землю и иметь свои наделы. Поэтому окончательное решение должны принимать субъекты Федерации.

Третье. Необходима выработка всех документов, всех процедур, необходим кадастр, оценка земли и только после можно об этом говорить.

И последнее: при соблюдении всех этих условий земля в России должна стать частью экономического оборота. Должен сказать Вам, что фракция «Яблоко» поддержала земельный кодекс, несмотря на то, что мы считаем, что вопрос о собственности на землю там не доработан. Он именно так, с нашей точки зрения, там должен быть изложен. Но это не «горит». Это надо будет сделать раньше или позже. Земля в России может быть передана людям в частную собственность. Но при соблюдении всех тех условий, о которых я сказал. И не везде, а там, где регионы примут такое решение.

Ведущая: Какой элемент популизма в выступлениях Вы считаете допустимым?

Явлинский: Избегать надо до такой степени, до какой можно избегать. Если ты идёшь в кандидаты и говоришь: «Люди, я вам ничего не обещаю, я ничего хорошего делать не буду, наоборот, я вас буду посыпать дустом, я вам всё ухудшу, и ваша жизнь станет тяжёлой…», то кто такого человека выберет?

Говоря о кандидатах, меня часто спрашивают: а как их выбрать, ведь все они говорят одно и то же? Однажды я выступал в музыкальном училище и я сказал: «Девушки, вот за вами молодые люди ухаживают?» - «Ухаживают». «А за вами ухаживали?», - спросил я преподавателей. «Ухаживали», - улыбнулись преподаватели. «Вот вы помните, что когда молодые люди ухаживают, они обещают все одно и то же? И вы же как-то выбираете, с кем иметь дело. Вы же как-то определяете, кто заслуживает доверия, кто не заслуживает, с кем можно строить семью, с кем нельзя». Так и кандидаты. Кандидатов нужно различать на воров и не воров. Это главное. Программы тоже важны. Просто в том смысле, человек глупый или не очень.

Ведущая: Вы, конечно, будете выставлять свою кандидатуру на президентских выборах?

Явлинский: Да, намерен.

Ведущая: И Вы с помощью своей фракции намерены повысить свой рейтинг до скольких процентов?

Явлинский: Я не знаю. Это же будет только через 2 года. Мы намерены сделать широкую коалицию и пригласить в неё всех тех людей, кого не устраивает полукриминальная, корпоративная система, которая сегодня сложилась. Мы хотим разбудить всех тех людей, кто ждал перемен в 90-91 году, согнать их с печки, собрать вместе и выиграть президентские выборы. Вот что мы хотим сделать. И мы так сделаем.