September 28th, 2014

Северная Корея с каждым днём - всё ближе

Сразу два события накануне выходных обогатили наш информационный фон, одновременно посулив, что в ближайшем будущем он сильно оскудеет. Госдума в ускоренном режиме приняла закон об ограничении иностранного капитала в СМИ. Тем временем Роскомнадзор намекнул компаниям Google, Facebook и Twitter, что может вот-вот заблокировать их сервисы. Как связаны эти два события – "Фонтанка" спросила у экспертов IT.

В пятницу, 26 сентября, Роскомнадзор напомнил трём компаниям, Google, Facebook и Twitter, что они всё ещё не исполнили требований закона, вступившего в силу с 1 августа этого года. Речь идёт о поправках к закону "Об информации", в соответствии с которыми компании, использующие программное обеспечение для "приёма, передачи, доставки и (или) обработки электронных сообщений пользователей сети "Интернет" обязаны зарегистрироваться как "организаторы распространения информации".

Многоэтажная формулировка в законе означает, что регистрироваться должны, в первую очередь, соцсети и почтовые сервисы. Роскомнадзор вносит их в один из своих многочисленных реестров. Реестры у Роскомнадзора с некоторых пор, по воле правительства и Госдумы, размножаются с большой скоростью. И тех, кто не внесёт себя в реестр как "организатор распространения", внесут в реестр тех, кто не внёс себя в реестр. Последним грозят штрафы в полмиллиона рублей и внесудебная блокировка.

Отечественные компании, сообщает Роскомнадзор, уже либо выполнили требование, либо находятся на завершающей стадии. А от Гугла, Фейсбука и Твиттера – ни ответа, ни привета, как будто их американская "прописка" даёт им право игнорировать требования российского законодательства. Именно об этом вполне доброжелательно и напомнил им Роскомнадзор. Замглавы ведомства Максим Ксендзов в комментариях разным СМИ отметил, что его ведомство "специально не торопит" американцев и с пониманием относится к тому, что им требуются консультации по месту регистрации – в Калифорнии. Однако после второго предупреждения сервисы могут попасть в "чёрный список" Роскомнадзора, и их заблокируют.

Неперсональные данные

Упомянутая регистрация – это не простое формальное внесение себя в очередной реестр. "Организатор распространения" будет обязан, в соответствии с новым законом, в течение полугода хранить информацию обо всех "фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений пользователей". Причём хранить на серверах, расположенных в России. И по первому требованию предоставлять эту информацию спецслужбам.

Прежде спецслужбы обязаны были получать санкцию суда на доступ к данным конкретного человека в рамках конкретного уголовного дела. Новый закон существенно облегчает им борьбу с преступностью и терроризмом, позволяя взять информацию у "организатора распространения" в любой момент.

Обязанность не просто хранить данные, чтобы выдать по первому требованию, а хранить их на серверах в России, означает, что оперативные работники смогут в любой момент, упрощённо говоря, дойти ногами до нужного сервера и взять в руки физический носитель информации.

- Исполнение этого требования нужно для того, чтобы у спецслужб был физический доступ к месту, где хранится информация, – объясняет генеральный директор исследовательского агентства Telecom Daily Денис Кусков. – И размещение серверов в России означает, что юрисдикция уже российская, российские законы должны исполняться. А если серверы находятся в США или в Европе, то что бы мы ни попросили, компании сами решают, предоставить или нет.

Кроме того, операторы связи и "распространители информации" обязаны за свой счёт устанавливать у себя оборудование СОРМ (Система оперативно-розыскных мероприятий).

- Это комплекс аппаратно-программного обеспечения, который позволяет не только записывать, и хранить информацию, но и предоставлять при необходимости выборку по заданным характеристикам, – объясняет Денис Кусков. – При этом нужно понимать, что это ложится неким дополнительным грузом на операторов, то есть они должны вложить в это ещё и определённые инвестиции.

По каким-то причинам американские компании не спешат исполнять российский закон. Как говорят эксперты, Facebook и Google просто игнорируют требования о сдаче пользователей, а Twitter может предоставить информацию, но чрезвычайно скупо, добавив при этом объяснение в таком духе, что, мол, извините – не располагаем данными, сами не храним их, потому как без надобности.

- Для иностранных компаний решения нашего Роскомнадзора – рыбке зонтик, – говорит Денис Кусков. – И тут два варианта: либо компании на это не пойдут – и нам перекроют к ним доступ, либо они пойдут на это – и нарушат законы собственной страны.

Рабы не мы

Как считает блогер и журналист Антон Носик, упомянутые компании вполне могли бы зарегистрироваться в Роскомнадзоре и вписаться в любой реестр, чисто технологически им ничего не мешает.

- Они могут это сделать, – говорит Антон Носик. – Но нет ни одной причины, по которой они стали бы это делать. В этом нет ни юридического, ни практического смысла. Зато у этого могли бы быть вполне конкретные последствия. Речь идёт о компаниях, капитализация которых превышает российскую выручку от экспорта нефти. Такая компания не может принимать такие решения просто от балды. Она должна уполномочить свою юридическую команду разобраться с последствиями.

Беда в том, что закон США, в чьей юрисдикции работают упомянутые компании, запрещает им делиться данными пользователей по первому требованию.

- У Фейсбука есть пользователи в России, – продолжает Антон Носик, – но это не значит, что Фейсбук, транснациональная компания, станет выполнять российские законы о цензуре и слежке за пользователями. Хочу напомнить, что и мы с вами – не крепостные, мы – субъекты права. В том числе – права на защиту нашей персональной информации. По Конституции Российской Федерации не может ФСБ рыться в нашей переписке, для этого нужно постановление суда: о том, что за нами устанавливается слежка в связи с расследованием конкретного уголовного дела. Те требования, которые предъявляются сегодня к Интернет-площадкам, – это требования нарушать наши с вами конституционные права. Они невыполнимы для Фейсбука или Гугла, потому что они работают не по российским законам, а по американским.

В том, что упомянутые компании не будут выполнять требование Роскомнадзора даже под угрозой блокировки, утраты российских пользователей и экономических потерь, Антон Носик практически не сомневается. И приводит в пример наших ближайших друзей на Востоке.

- В Китае их заблокировали, но они и не попытались перерегистрироваться в китайской юрисдикции, – говорит он. – "Гугл" имел 36 процентов китайского рынка. При этом в Китае пользователей интернета в 5 раз больше, чем в России жителей. Но когда от "Гугла" потребовали, чтобы он цензурировал результаты поисковой выдачи в соответствии с китайскими законами, он перенёс свой бизнес в Гонконг.

Как полагает интернет-эксперт, заведомо неисполнимые требования к компаниям предъявлены неслучайно: в результате строптивые американские соцсети будут заблокированы и в России.

- Это продолжение плана по превращению России в Северную Корею, – убеждён Антон Носик. – В Северной Корее нет "Гугла", нет "Фейсбука", нет "Твиттера". Если мы хотим сделать нашу страну Северной Кореей с точки зрения доступа к информации, нам нужно заблокировать крупнейшие международные площадки. Но мы не готовы сказать, что мы блокируем их потому, что боимся собственных граждан. Поэтому нужно придумать предлоги: мы их блокируем за невыполнение каких-то российских законов.

Напомним, что несколько дней назад, когда в Госдуме началось обсуждение законопроекта об ограничении долей иностранных компаний в СМИ, "Фонтанка" предсказывала, что очень скоро речь зайдёт о соцсетях. И действительно: в то время как Роскомнадзор "вспоминал" про Google, Facebook и Twitter, в Госдуме принимали упомянутый закон в окончательном виде.

Гоу хоум

Голосование в пятницу прошло молниеносно. У депутатов, во вторник принявших проект в первом чтении почти единогласно, было 4 дня на подготовку поправок ко второй редакции. "Поправили" они своё детище содержательно только в одном: закон не коснётся изданий, учреждённых на основе межгосударственных соглашений. Как, например, телекомпания "Мир".

Коммунист Олег Смолин предлагал не трогать развлекательные, детские и спортивные СМИ. Рассказал, что имеет 7-летнего внука. "В Севастополе", – добавил, видимо, для убедительности. Поделился, что смотрит с ним телевизор и слушает радио, поэтому в детском вещании разбирается. Позволил себе совершенно фрондёрскую выходку, добавив, что иностранные радио- и телеканалы бывают лучше российских. И уж совсем бесстрашно высказал мнение о том, что развлекательные, детские и спортивные СМИ не несут угрозы национальной безопасности страны. (Напомним, что Олег Смолин был одним из 8 депутатов, голосовавших в 2012 году против "закона Димы Яковлева"). Представитель коллектива авторов Вадим Деньгин (ЛДПР) сухо попросил поправку коллеги Смолина отклонить. Депутаты с готовностью и отклонили.

Законопроекту теперь предстоит пройти Совет Федерации и получить подпись президента, в силу он вступит в январе 2016 года. К этому времени, напомним, те издания, у которых есть иностранные владельцы, должны будут привести учредительные документы в соответствие новым правилам. То есть иностранцы обязаны будут каким-то способом избавиться от излишков, чтобы их доля в каждом СМИ не превышала 20 процентов. Эксперты предсказывают обрушение медиарынка. В течение короткого времени на продажу будут выставлены в большом количестве издания и целые издательские дома, это может привести к тому, что доли иностранцев станут скупать по дешёвке окологосударственные российские медиамагнаты.

Целью принятия законопроекта было объявлено спасение России, окружённой сегодня врагами, от недружественных действий в информационной войне со стороны "наших западных партнёров". Однако сильнее всего в результате могут пострадать глянцевые журналы. Именно они сегодня приносят своим владельцам несопоставимо больший доход, нежели общественно-политические, – ради которых, казалось бы, и разрабатывали законопроект. Поэтому эксперты считают, что авторы законопроекта бьют дуплетом, пытаясь одновременно и заткнуть политические СМИ, и переделить рынок "глянца".

Таким образом, к январю 2016 года в России практически не останется иностранных владельцев прессы. Возможно, тогда мы уже научимся жить и без иностранных соцсетей. Можно предположить, что к этому времени всевозможные анонимайзеры, которые позволяют сегодня обходить блокировку сайтов, будут признаны незаконными и даже преступными. Российские пользователи наверняка проявят смекалку, и какие-то диссиденты будут сидеть в Фейсбуке "по кухням". Но узнать, чем это для них кончилось, нам, возможно, будет неоткуда.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

JszR_QMQRVw

Источник: http://www.fontanka.ru/2014/09/26/175/

Новый курс Путина: "Россия - не Европа"

Григорий Явлинский – о "холодной гражданской войне" в России, разрыве постсоветского пространства и Михаиле Ходорковском

Основатель партии "Яблоко" Григорий Явлинский в интервью Радио Свобода рассказал о своем видении российско-украинского конфликта и "новом пути" Владимира Путина.

– Давайте сначала о текущей ситуации. То, что на востоке Украины уменьшилось кровопролитие и меньше происходит боевых действий – это хорошо. То, что происходит обмен пленными – тоже хорошо. То, что есть реальные попытки прекратить масштабные боевые действия с обеих сторон – это тоже можно оценивать только положительно

Если же оценивать ситуацию в целом, то смысл ее для меня очевиден: руководство России пытается поставить Украину под контроль для того, чтобы не позволить этой стране стать европейской, стать членом европейского сообщества в формальном или неформальном, в любом смысле. Кремль пытается превратить Украину для начала в буферное государство сбоку от России, а затем может быть рассмотрен вопрос еще о большей аннексии или интеграции Украины в российское пространство, как угодно можете это назвать. Это грубейшая политическая ошибка – драматическая, трагическая, связанная с кровопролитием, не имеющая никакой перспективы и ведущая в тупик.

– Вы возлагаете какую-то долю ответственности за такую трагическую ситуацию на новые киевские власти?

– Вы знаете, я ведь российский политик, поэтому не рассматриваю, какая ответственность лежит на киевских властях. Многое из того, что делается в Киеве, я бы делал по-другому. Но это – другая сторона, эти люди принимают свои решения. Я могу соглашаться с ними или не соглашаться, но ответственность я несу за то, что делает моя страна. А моя страна совершает неспровоцированные, ненужные, опасные действия, она поддерживает и оружием, и деньгами, и пропагандистским способом кровопролитие на востоке Украины.

– Вас удивляет высокий уровень поддержки политики Владимира Путина на Украине со стороны российских граждан?

– Нет, я думаю, что при такой масштабной пропаганде, которая сегодня имеет место в России, в этом нет ничего удивительного. Более того, я думаю, что в любой стране при таком пропагандистском нажиме на мозги людей можно получить подобный эффект.

– На ваш взгляд, кризис вокруг Украины окажет какое-то воздействие на внутриполитическую ситуацию в России?

– Безусловно, и уже оказывает влияние. Кризис такого масштаба в Украине в значительной степени проецируется на Россию в виде, я бы так назвал, "холодной гражданской войны": иногда происходит так, что в одной и той же семье родственники противостоят друг другу по вопросу об Украине. Это трагическое состояние для России.

– Какие изменения в российской политике может вызвать украинский кризис – скажем, рост влияния националистов, еще большую доминацию партии власти (хотя больше, кажется, доминировать некуда), что-то еще?

Новый курс, избранный руководством России, – курс на построение некоего евразийского государства – это курс разрушительный для России, курс деградации, курс действительно опасный. Этот новый курс очень сильно отличается от политических дискуссий, которые велись в России раньше. Раньше был такой дискурс: правильно ли создается рыночная экономика, в полной ли мере работают демократические институты? А новый курс устроен таким образом, что он снимает подобные вопросы с повестки дня и обозначает движение совершенно в другую сторону.

Это направление условно можно определить следующим образом. Допустим, если в европейской политической жизни, в европейской культуре пытки недопустимы – значит, мы их допускаем. Если на европейском полюсе выполнение закона является абсолютно обязательным – то мы будем действовать "по понятиям". Если соблюдение прав человека является отправной точкой для построения политики в одних странах – то в России предполагают, что нужно исходить из абстрактных представлений о государстве, выраженных небольшой группой людей. Все построено на отрицании, сводящемся к теперь уже всем известной фразе о том, что Россия – не Европа. Вот этот новый курс "Россия – не Европа" ведет в исторический тупик, искривляет направление политического развития России.

То, что происходит между Россией и Украиной – разрыв постсоветского пространства. При выходе из советской системы своего рода консенсусом было решено, что все так или иначе, таким или иным образом, с той или иной скоростью, но движутся в одном направлении - европейском. А теперь налицо попытка России двигаться в противоположном направлении, и столкновения на этой почве с Украиной, попытка не пустить Украину по исторически обусловленному направлению в Европу, обуславливают этот разрыв, который, как вы видите, уже сочится кровью.

– Новый курс Путина – это вынужденное решение, на ваш взгляд?

– Это решение сознательное, его никто не вынуждал. Это просто такое представление о жизни, представление о том, что такое хорошо и что такое плохо. Все это приведет к большому кризису, связанному с переосмыслением того, что произошло в России после окончания советской власти. Когда случится этот кризис – неизвестно, это может продлиться довольно долго, а может случиться относительно скоро.

– Как экономист, вы видите серьезные угрозы для российской экономики? Падает курс рубля, говорят о системных проблемах в российском хозяйстве. Очевидно, это все так или иначе связано с растущей изоляцией России и с ее отношениями с Украиной. В целом, насколько опасны эти тенденции?

– Да, у российской экономики серьезные институциональные проблемы. Проблемы фундаментальные, которые проявились уже в конце прошлого года, когда экономический рост почти затормозился. Теперь к ним прибавились такие факторы, как серьезная политическая нестабильность, плюс то, что называется экономическими санкциями, и это все вместе является весьма серьезным грузом для российской экономики. Думаю, что в этом году самый лучший прогноз – нулевой рост, а в будущем году и в 2016 году, думаю, будут признаки серьезной рецессии.

– Григорий Алексеевич, у вас есть личные связи с Украиной, насколько я помню, вы из Львова, часто бывали в этом городе. По вашим ощущениям – скорее личным, чем политическим, – чем вся эта история обернется для российско-украинских отношений вообще, не для политических связей, а для связей между народами? С одной стороны, все-таки накоплен большой опыт, пусть противоречивый, многовековой жизни в одном государстве, налицо несомненная близость культур, языков и традиций, осталось огромное количество семейных и дружеских связей, а с другой стороны – растущая политическая пропасть. "Никогда вместе с русскими" – насколько это серьезно?

– Это обида украинцев, это очень большая обида, обоснованная и серьезная. Но если раньше или позже (скорее позже, чем раньше) Россия выберет стратегический курс, который не будет противоречить интересам Украины, то постепенно через некоторое время острота кризиса отойдет в сторону и в какой-то мере близость восстановится. Но обида сохранится очень надолго. Если, конечно, не будет полномасштабной войны и к тысячам жертв не прибавятся новые сотни тысяч.

– Как вести себя в этой ситуации тем россиянам, которым не нравится новый курс Путина, особенно тем, у кого есть какие-то ресурсы общественного, политического, любого влияния? Просить публично прощения у украинцев, как это делают некоторые, организовать акции протеста?

– Надо говорить о своем несогласии открыто и громко, предельно ясно и ответственно. А когда есть возможность – выражать свое мнение на протестных акциях, непременно в них участвовать для того, чтобы было ясно: очень большое число людей в России не согласны с таким политическим курсом. А это действительно так и есть.

– На политическую арену России фактически вернулся Михаил Ходорковский. Он устроил, как вы наверняка знаете, серию мероприятий в Берлине по представлению своего старого-нового проекта "Открытая Россия". В ближайшее время вы, очевидно, пересечетесь с Ходорковским в Праге на конференции "Форум-2000". Как вы оцениваете последние заявления Ходорковского и есть ли у вас почва для совместных действий?

– Я желаю ему всего хорошего. Я рад, что он на свободе, и это, пожалуй, пока все, что я могу сказать.

– Вы не планируете отдельной личной встречи в Праге?

– Я готов встречаться везде со всеми, с кем угодно.

– У вас есть какие-то планы личного участия в разрешении украинского кризиса? Может быть, вы планируете поездку в Киев или Донецк, встречи с какими-то украинскими политиками или считаете это сейчас непозволительным для российского политика вашего масштаба?

Если это будет иметь смысл и содержание, то, безусловно, я готов был бы приложить любые усилия для мира между Россией и Украиной и счел бы это своим долгом. Но это должно быть содержательно, не должно быть просто позой и просто демагогией. За этим должны стоять какие-то реальные возможности, ресурсы, и это должна быть практическая деятельность. Суть дела заключается в следующем: очень хорошо, что есть перемирие, очень хорошо, что люди перестали убивать друг друга, но вообще конфликт будет ликвидирован по сути только тогда, когда и у России, и у Украины будет общая стратегия будущего. До тех пор, пока стратегия развития у Украины одна, а у России другая, этот конфликт неразрешим.

– Верно я понимаю, что в таком случае символических жестов вроде выступления того же Ходорковского в Киеве или концерта, который дал в Донецкой области Андрей Макаревич, от вас не стоит ждать?

Каждый делает, что может. Андрей Макаревич – музыкант. Вы же меня не про концерт спрашиваете... – сказал Радио Свобода политик Григорий Явлинский.

53E5145D-F444-4FD8-A2B3-8F381DD5651F_w640_r1_s_cx0_cy5_cw0

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы".
Ведущий и редактор программы Андрей Шарый

Источник: http://www.svoboda.org/content/article/26608863.html