Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

"На нашем поле "Бука" не было"

/ Расследование "Новой газеты" /

Гибель «Боинга». Продолжаем расследование. Свидетельства жителей сел, из которых предположительно могли произвести пуск ракеты

Публикация окончательного доклада международной комиссии, которая ведет расследование обстоятельств крушения в небе над Восточной Украиной малайзийского «Боинга» (рейс МН17), судя по всему, намечена на осень. Тем не менее последняя неделя была богата на события, так или иначе связанные с этой трагедией. В Москву прибыл глава МИД Нидерландов Берт Кундерс, чтобы обсудить с министром Лавровым в том числе и тему расследования авиакатастрофы, большинство жертв которой — голландцы.

Несколькими днями ранее состоялась пресс-конференция руководства предприятия «Алмаз-Антей», производящего в том числе и пусковые установки «Бук»: был презентован доклад, который до деталей совпадал с тем документом, что оказался весной в распоряжении редакции «Новой газеты» и был опубликован нами 6 мая. Российские инженеры, проводившие исследование, утверждают:

• «Боинг» был сбит «зенитной управляемой ракетой 9М38М1 с боевой частью 9М314М, являющейся основной ракетой ЗРК «Бук-М1».

• «Сложившиеся условия встречи ракеты с самолетом и, как следствие этого, поле накрытия осколочным потоком реализуются только при стрельбе на курсовом параметре. Ракета двигалась на пересечение курса самолета под углами 72-75 градусов в горизонтальной плоскости и 20—22 градуса в вертикальной плоскости».

• «На основании условий встречи ракеты с самолетом определен наиболее вероятный район запуска ракеты (2,5 х 3,5 км), располагающийся южнее н.п. Зарощенское».

На пресс-конференции было добавлено, что ракеты с БЧ 9М314М давно уже сняты с производства, российской армией не используются, а вот на вооружении украинских ВС состоят.

Напомним, что «Новая газета» после публикации этого документа объявила о начале публичного исследования обстоятельств трагедии «Боинга» и попросила экспертов всех заинтересованных сторон принять в нем участие.

13 мая 2015 года мы опубликовали материал инженера-авиаконструктора и независимого историка Марка Солонина, изучившего доклад экспертов российского ВПК. Он согласился с тем, что «Боинг» был сбит ракетой, выпущенной установкой «Бук-М1», но аргументированно усомнился, что точкой пуска был район населенного пункта Зарощенское. Солонин привел свои доказательства ранее публиковавшимся сообщениям: стреляли из района Снежного, находившегося под контролем сепаратистов. Мало того, утверждал Солонин, согласно картам информационно-аналитического отдела СНБО Украины, и Зарощенское на момент катастрофы было под контролем сепаратистов.

То, что выстрел производила пусковая установка «Бук-М1», нам подтвердил на условиях конфиденциальности засекреченный российский военный инженер, принимавший непосредственное участие в испытании этого оружия. 18 мая было опубликовано интервью с этим специалистом, в котором он заявил:

• траекторию полета ракеты и место пуска просчитать возможно;
• у американцев должны быть спутниковые данные о пуске, а у России их нет, потому что данная местность для наших спутников на тот момент времени находилась в «мертвой зоне»;
• «ракета летела с востока—северо-востока и взорвалась на встречном курсе». То есть — как раз из района Снежного.

Таким образом, как нам представляется, несмотря на сенсационные утечки прошлой недели из СК РФ, в котором с непонятным упорством продолжают придерживаться версии о некоем «украинском истребителе», уже опровергнутой российской стороной в докладе, что со всей очевидностью будет отправлен международной комиссии, можно утверждать: малайзийский «Боинг» был сбит ракетой, выпущенной установкой «Бук-М1».

Но остались вопросы: откуда в район боевых действий была доставлена эта установка, что это была за ракета, куда потом делась сама установка, из кого состоял экипаж и из какого района произвел пуск?

Наш специальный корреспондент Павел Каныгин выехал в район Снежного и район Зарощенского, чтобы опросить очевидцев событий и попытаться ответить на последний вопрос из списка. Вот, что удалось выяснить.

Грабово

Катастрофу МН17 в этом селе видел почти каждый. Взрыв, летящие с неба обломки, тела, которые падали в поле и на дома. Под видеозапись мне удалось пообщаться с семью местными жителями, которые наблюдали крушение. Без особых расхождений они описывают момент, когда уже разрушающийся в воздухе лайнер, «как лист падал с неба». Несколько человек рассказывают, что слышали хлопок, который предшествовал крушению самолета.

Семнадцатилетний Анатолий, житель Грабова, рассказывает мне, как видел «шар», который на большой скорости летел с юго-востока (со стороны Снежного), скрылся за облаком, после чего раздался хлопок.

— Мы с друзьями купались на Миусе (река протекает через Грабово. — П. К.). Уже вылезли, обсыхали, и я услышал звук ракеты. Мы просто привыкли уже слышать этот звук (неподалеку от Грабова летом 2014 года шли боевые действия. — П. К.), но этот звук был сильно громче, как будто возле нас. Повернулся на небо, плохо было видно, но потом вижу шар, чисто один шар, как бы светящийся, как бы. Он залетает в облако, было так среднеоблачно, и [затем] слышу взрыв. Через секунд десять-двадцать мы смотрим — непонятно что такое — вылетает, точнее, он уже кружился, самолет. [Из облаков] вот прямо выскочил. Начали [из самолета] выпадать люди, обшивка вырвалась. После он развалился на три части. Взрыв был настолько сильный, что люди [на землю] попадали…

Зарощенское

Поселок — примерно на сотню домов — находится пятью километрами южнее трассы, соединяющей Донецк и Ростов. В центре — здание бурсы, разрушенное еще до нынешней войны, разобранное местами на кирпичи. Южнее — павильоны бывшего колхоза. А дальше уже поле — и коровы. Небольшая возвышенность, недавно вспаханная, — это и есть то место, откуда, по заключениям российских военспецов, производился запуск ракеты «Бук-М1». Военспецы РФ уверяют, что 17 июля территорию в окрестностях поселка и эту высоту контролировали вооруженные силы Украины (ВСУ). Однако шесть местных жителей рассказали мне, что украинской армии в поселке в те дни не видели. По их словам, Зарощенское 17 июля находилось под контролем «ДНР», но сами войска в поселок не заходили, не было здесь и боев.

Беседы с каждым из местных я записывал на диктофон — против него зарощенцы не возражали. Хотя наотрез отказывались рассказывать то же самое на камеру. «Знаешь же, где мы живем», «А если придут за нами потом?», «Не надо, парень, этого твоего видео. Ты умотаешь, а нам тут жить», — так отвечали мне местные жители.

Высота, с которой, по утверждениям военспецов, мог быть осуществлен запуск, является пахотным угодьем семьи Натальи Викторовны. На паях с другими жителями сын Натальи Викторовны распоряжается высотой. В прошлом году (как и в этом) они засеивали свой участок. «Ездили туда каждый день, через день, и ниче там не стояло, — рассказывает мне Наталья Викторовна. — Ни дэнээра у нас тут не было, и нациков у нас тут не было. Никого у нас в Зарощенском не было. Сами по себе были. И «Бука» не было».

— Но вы, вообще, видели, как произошло крушение?

— Никто ниче не видел! Мы видели черный дым, как каждый день, через день. То заправка горела, то комбината объединение горело. Но ничего мы не слыхали, чтобы стреляло от нас чего-то.

— Говорят, будто бы стреляли по «Боингу» отсюда, от вас.

— Это глупости! Муж у меня объехал на машине, следы же должны были остаться, он проездил, все просмотрел, но там нет даже никакого следа! Даже от велосипеда. Как можно сказать, что из Зарощенского [стреляли]? Ниче не было! Самая … брехня, самая настоящая.

— Мы бы слышали, если бы кто-то стрелял, а мы ничего не слышали такого. Потом только по телевизору услышали!

— Здесь у вас была «ДНРовская» армия?

— Да, там был блокпост.

— А украинская армия была?

— Ну они прошли стороной, по той дороге. Все мы проездили, просмотрели. Никаких следов! Все это ерунда, что «Бук» стрелял! Мы бы слышали, а мы не слышали. Только когда через нас летали эти самые гранаты, мы слышали, а тогда ниче не летало! А теперь услышали, как
Зарощенское прославилось на весь мир!

«Первомайка», город Снежное

До 17 июля украинская армия использовала на юго-востоке авиацию. Особенно активно авиация — и военно-транспортная, и боевая — действовала в районе Снежного, вблизи российско-украинской границы, за контроль над ней в тот момент шла острая борьба. Помимо транспортников вылеты совершали и штурмовики Су-25. За два дня до крушения МН17 авиаударами в Снежном были повреждены два дома, в том числе штабное помещение «ДНР». Тогда же, 15 июля, сепаратисты объявили о том, что смогли сбить один из штурмовиков. А на следующий день, 16 июля, Игорь Стрелков-Гиркин сообщил, что сбит еще один: «Из Снежного сообщают о сбитии второго Су-25 тремя выстрелами из ПЗРК. Работали зенитчики «Оплота».

А сразу же после крушение МН17 тогдашний главком армии «Новороссии» отчитался о «продолжении птичкопада»: «сбитии украинского транспортника». Через несколько часов, правда, это сообщение было удалено.

Что было в небе над Снежным 17 июля, вспоминает Наталья, жительница «Первомайки», южного пригорода.

— Наблюдали за самолетами [ВСУ]. Потом услышали такой хлопок сильный. Очень сильный. Потом буквально вскорости мы узнали, что там самолет [малайзийский сбит]. Но дело в том, что тогда ж над нами уже летали эти [ВСУ]… «Сушки» летали в этот день. Выпускали «стрелы».

— Говорят, что откуда-то отсюда была запущена ракета, которая попала в «Боинг».

— Не знаю. Слышали хлопок, и все, больше я не знаю.

Рассказывает Николай Иванович, житель Снежного:

— Я шел и слышал гул самолета. Но как будто бы самолет летел один. Я начал смотреть в ту сторону, но самолета я не увидел, а увидел, что… Нет! Сначала я услышал выстрел, но откуда он был произведен — то ли с земли, то ли с другого самолета, — я не знаю. А после выстрела я увидел, как падают обломки самолета. Я думал, военный самолет. Потом он упал на землю, произошел взрыв, была туча дыма, а вечером в новостях узнал я, что был сбит пассажирский самолет.

— Скажите, пожалуйста, а перед этим были случаи, когда здесь сбивали украинские военные самолеты?

— Да, были.

— На большой высоте?

— Был случай в центре города. Я, конечно, не наблюдал. Но над центральной улицей города, как рассказывают очевидцы, пролетел истребитель или бомбардировщик. Попадания были по двум жилым домам, в одном погибло 11 людей, а в другом — попал в фундамент… Еще дважды я наблюдал [как сбивали], но самолеты сбиты не были. Выстрелы по самолетам с земли велись, скорее всего, ополченцами. Какими-то снарядами, они, как веер, разлетаются перед самолетом, а самолет уходит в сторону.

— Слышно было, как запускались с земли эти снаряды?

— Да, и видно хорошо было. Я тут не один раз видел, как украинские самолеты атаковывались.

— «Дэнээровцами»?

— Ну да. А вот тот выстрел [по «Боингу»] был с земли или с воздуха, я вам сказать не могу. Но второго самолета я не видел. Кто-то говорит, что он был, но я его не видел.

— Могли бы вы сказать то же самое на камеру?

— А меня завтра не арестуют?

— За что?

— Так я же живу на какой территории, — ответил Николай Иванович.



Источник: http://www.novayagazeta.ru/inquests/68728.html

Вы как на Парад 9 мая смотрите?

Оригинал взят у vg_saveliev в Вы как на Парад 9 мая смотрите? Это хорошее дело?
репетиция парада 9 мая 2015.png

В смысле, мероприятие должно сказать нам о чем?
О том, что мы защищены и готовы к любым неприятностям?
Или всё как в фильме «ДМБ»: «Отсюда, ребятки, наша Родина диктует свою непреклонную волю остальному мировому сообществу»?


Collapse )

«Ничего не сделал. Только вошёл»

Оригинал взят у aleks_melnikov в «Ничего не сделал. Только вошёл»
Лучшая школа для российского руководства это советская комедия «Кавказская пленница». Для того, чтобы сегодня быть руководителем  российского государства, большего багажа не нужно.

Наши власти это коллективный товарищ Саахов. Облитый вином, с гвоздикой за ухом, он выгнан за дверь похищенной «спортсменкой, комсомолкой» и растерянно говорит: «Обидно, клянусь. Обидно, да. Ничего не сделал, да. Только вошёл».

Можно составить уже целый список этих «ничего не сделал», с которыми российские власти выходят к публике.

Будапештский меморандум не нарушали. «Обидно, клянусь». Крым не захватывали. «Только вошёл, ла». Сепаратистов не поддерживали. «Ничего не сделал». Оружие не засылали, боеприпасы не отправляли, наёмников не обучали. «Обидно, да». «Боинг» не сбивали. «Бук» сепаратистам не давали. «Ничего не сделал, да». С территории России по силам АТО на Украине из реактивной артиллерии и пушек не стреляли. «Только вошёл».

Как-то так получается у российского руководства, что все эти события происходят автоматически, сами собой, помимо него. Сидит оно на берегу с открытым ртом и созерцает текущую мимо реку бронетехники, ПЗРК с «Фаготами», «Буков» с «Гвоздиками», машин с боевиками. Из-за спины этого руководства палит реактивная артиллерия, с неба падают самолёты. И только ветер шевелит волосы на его голове и обдаёт лицо гарью пожаров.

Ничего руководство в Кремле не знает, не ведает, если и имеет к чему-то касательство, то отдалённое. Если имеет влияние, то небольшое. Если и есть его вина, то на фоне вины Украины и Европы с США о ней даже и говорить смешно. Российское руководство только любовно разглаживает «георгиевскую ленточку», пришпиленную к пиджаку и тихо гордится величием России.

* Редакция «Эхо Москвы» отказалась ставить эту заметку в мой блог на радиостанции с формулировкой: «Пост на общую тему».


О блокаде Ленинграда и травле "Дождя"

/Блог историка, члена-корреспондента РАН Аскольда Иванчика на сайте "Эхо Москвы"/

Аскольд Иванчик: О блокаде Ленинграда и травле "Дождя"

Использование памяти погибших как дубины в политической борьбе — это и есть настоящее кощунство и цинизм...



В эти дни я, как и многие, постоянно думаю о блокаде Ленинграда — не только потому, что на днях отмечали юбилей ее снятия, но и потому, что неловкое высказывание телеканала «Дождь» на эту тему стало поводом для его травли.

Для меня и моей семьи блокада — очень важная личная тема. Моя мама, родившаяся в 1938 г. в Ленинграде, осталась в блокаде со своей семьей, и была там до конца. Там же остались и многочисленные родственники, которые умерли почти все; умер и мамин брат.

Почему выжили моя мама и бабушка, рассказывает семейная легенда; за точность деталей я не поручусь, но во всяком случае так эта история воспринималась и передавалась в семье. Мой дед прошел от начала до конца три войны: сначала финскую, потом Отечественную (с первого дня), а потом его еще и отправили воевать с японцами. При этом войну он как начал, так и закончил рядовым, хотя имел немало боевых наград, включая «Красную звезду» и медаль «За отвагу».

Ему сказочно повезло — из солдат его возраста выжили очень немногие. Во время блокады он оказался на Ленинградском фронте, на Пулковских высотах. Соответственно, добраться до города и семьи было вполне возможно — хотя, конечно, трамвай до самого фронта не ходил, вопреки известным стихам Веры Инбер. Разумеется, для такого посещения надо было иметь увольнительную, а они давались редко и за особые заслуги; одна из таких увольнительных, заслуженная настоящим подвигом, и спасла моих маму и бабушку.

В какой то момент на нейтральной полосе между немецкими и советскими окопами оказался подбитый легкий танк. Ходовая часть у него была разбита, но башня с пушкой осталась целой — ценная вещь, особенно в условиях нехватки оружия и боеприпасов на блокадном Ленинградском фронте. Командир предложил сформировать группу добровольцев, которая ночью должна была подползти к подбитому танку, демонтировать то ли пушку, то ли всю башню, и притащить ее к своим окопам. Группа должна была состоять из четырех человек, а в награду каждому полагалось три дня увольнения и килограмм хлеба. Понятно, что добровольцами вызывались стать те, у кого семьи были в городе, и недостатка в них не было.

Первые две группы погибли целиком, мой дед оказался в третьей, которой удалось выполнить поставленную задачу и получить награду.Появление деда с хлебом моя мама хорошо помнила, хотя в этом возрасте события редко удерживаются в памяти — принесенный хлеб в буквальном смысле спас их, уже начавших «доходить». Вероятно, деду выдавались и другие случаи подкормить семью из своего солдатского пайка. Уверен, что если бы его убили во время той вылазки, или позже, то не выжили бы и мои бабушка и мама.

Я думаю, из сказанного понятно, почему все, связанное с блокадой, для меня очень важно, и, конечно, опрос «Дождя» и последовавшая за ним полемика не прошли мимо моего внимания.

Формулировка самого заданного вопроса «Нужно ли было сдать Ленинград, чтобы сберечь сотни тысяч жизней?» кажется мне крайне неудачной и даже невежественной, поскольку строится на ложных презумпциях и подразумевает ложные альтернативы.

Такая формулировка имеет в виду, что во-первых, захват или незахват города немцами зависел прежде всего от решения советского командования, а не от соотношения сил на фронте, а также и от принятого самими немцами решения город не брать, экономя силы для более важных с военной точки зрения операций.

Во-вторых, она подразумевает, что сдача города привела бы к спасению его жителей, что совсем не очевидно. Но об этом уже написали многие, и не об этом я хочу сказать, а о том, откуда взялся сам вопрос в такой формулировке.

Мне кажется, что здесь не было стремления эпатировать, как показалось многим — наоборот, такая постановка вопроса вполне традиционна и прямо вытекает из обычной советской точки зрения на блокаду. Ее представляли как пример массового героизма советского народа: защитники города, включая все его гражданское население, сознательно жертвовали своими жизнями, чтобы не позволить Гитлеру захватить «колыбель трех революций», город Ленина, имеющий особое символическое значение для советской Родины, и тем одержали моральную победу над фашистами.

То есть человеческие жизни были здесь сознательно обменены на символ. Именно из такого понимания событий исходили и журналисты, придумавшие вопрос: они просто хорошо усвоили школьный курс истории.

В самом деле, если так понимать блокаду, тоих вопрос напрашивается: а стоила ли символическая ценность реальных человеческих жизней, гибели людей, умиравших медленно и мучительно? Неудивительно поэтому, что вопрос в близкой формулировке, как выяснилось, содержится и в официальном учебнике истории, настолько он очевиден для современного человека.

Конечно, такой вопрос возникали раньше, в первую очередь у тех, для кого блокада — часть биографии: насколько оправданы были те огромные жертвы, который принесли мы и наши семьи, тем более, что в действительности не мы жертвовали, а нами жертвовали (уж это-то блокадники знали всегда)?

Однако, на мой взгляд, этот вопрос, при всей его очевидности, ложный, потому что ложна и породившая его официальная интерпретация блокады, появившаяся к тому же далеко не сразу: во время и сразу после войны ленинградские ужасы предпочитали замалчивать. Для того, чтобы эту тему обсуждать содержательно,следовало бы отказаться от мифологизированной версии истории, подразумевающей массовое самопожертвование для защиты города Ленина, и задаваться совсем другими вопросами.

Например, были ли у советского командования военные и логистические возможности уменьшить потери гражданского населения или эвакуировать больше жителей, чем это было сделано? Насколько большое влияние на смертность от голода оказало бы более справедливое распределение продовольствия в осажденном городе (например, отсутствие специального снабжения партийной верхушки и ее обслуги) — даже отвлекаясь от моральной стороны дела? Была ли возможность не допустить блокады, и если да, почему этого не было сделано?

Действительно ли планы немецкого командования по отношению к Ленинграду отличались от планов по отношению к Киеву, Одессе и другим крупным оккупированным городам, и если да, то почему, и было ли об этом известно советскому командованию? Действительно ли немецкое командование рассматривало Ленинград как важную военную цель, или, наоборот, решило город не брать и не держать на этом фронте значительных сил, и в какой момент было принято это решение?

Была ли возможность снять блокаду раньше, что как раз наверняка спасло бы множество жизней, и если да, то почему это не было сделано? Диктовалась ли оборона Ленинграда идеологическими и символическими мотивами, или это интерпретация, появившаяся post factum?

Есть много и других вопросов — но на содержательные вопросы, разумеется, нельзя ответить в форме социологического опроса — так что по таким темам и не стоит организовывать опросы.

В любом случае, ни в этих вопросах, ни в тех, что задавались на «Дожде», нет никакого кощунства и оскорбления памяти погибших. Напротив, стремление разобраться в том, что происходило на самом деле 70 лет назад, пусть и не всегда умелое — свидетельство уважения погибших и их потомков, живого интереса к их судьбе, который не ограничивается повторением когда-то заученных готовых формул.

Кощунством является то, что эта тема используется для достижения совершенно посторонних политических целей — дискредитации, ущемления или закрытия неугодного телеканала. Непредвзятому наблюдателю очевидно, что вопрос «Дождя» — не причина его травли, а только повод для нее: в последнее время звучали и гораздо более скандальные высказывания об Отечественной войне, на которые никакой реакции не последовало.

Использование памяти погибших как дубины в политической борьбе — это и есть настоящее кощунство и цинизм. И вдвойне так, если блокаду используют для этих низких целей ленинградцы — для таких людей, похоже, нет ничего святого.

DkRReOrIU-o