Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Сергей Довлатов: Надежда существует во имя надежды

3 сентября 1941 года родился Сергей Довлатов - великий писатель, глубокий и тонкий, ироничный и мудрый, невероятно обаятельный и бесконечно искренний

ЧЕТЫРЕ ГОДА НАЗАД ...

Четыре года назад японский журналист задал академику Сахарову вопрос:

- Может ли измениться советский режим? Реально ли это в обозримом будущем?

- Боюсь, что нет, - ответил Сахаров. Тогда журналист спросил:

- Значит, все безнадежно? Ради чего же вы занимаетесь правозащитной деятельностью? Зачем рискуете собой?

Сахаров ответил:

- Тогда вообще не стоило бы жить. Без надежды жизнь лишается смысла. Я не верю... И все-таки надеюсь.

Это соображение может показаться наивным. Однако - лишь на первый взгляд. Правда существует во имя правды. Не преследуя каких-либо иных, материальных целей.

Надежда существует во имя надежды.

Пусть все ужасно. Газету утром раскрывать боимся. Военная угроза, Польша, терроризм...

Казалось бы, семь ангелов, имеющие семь труб, уже приготовились... И впереди-конь бледный... И всадник, которому имя - смерть...

И все-таки мы говорим друг другу:

- Счастливого Нового года!

Все было. Всякое бывало. Но дружба уцелела. Хоть и сокращается порою круг друзей. Но телефон звонит. И почтальонам есть работа. И вечно рядом какие-то симпатичные люди...

- Надейтесь, друзья! Врагам мы тоже говорим:

- Счастливого Нового года!

Чем бы их таким порадовать, врагов? Может, окочуриться им на радость?

Что ж, со временем, как говорится, - не исключено.

Надейтесь, враги!

Я все еще надеюсь. Не от слепоты. Не от бессилия. Во имя самой надежды. Без каких-либо иных материальных целей.

Сама надежда является целью. Она же является средством.

"Нас на бабу не променял". Видео Гражданин поэт о разводе Путина

Оригинал взят у rex711 в Нас на бабу не променял. Видео Гражданин поэт о разводе Путина. "


Театральному завершению брака Людмилы и Владимира Путиных посвящается...
Стихи: Дмитрий Быков. Исполняет Михаил Ефремов. Аккомпанирует Петюня Тихонов



Любил он родину и землю, как любит пьяница кабак

Оригинал взят у nmkravchenko в Любил он родину и землю, как любит пьяница кабак
Оригинал взят у nmkravchenko в Любил он родину и землю, как любит пьяница кабак



-

Сегодня - 120 лет Сергею Есенину

-

3 октября 1895 года родился Сергей Есенин.
_
_

Можно с уверенностью сказать, что в мире немного найдётся поэтов, которые, подобно Есенину, так приняты душой народа, более того, сами стали душой нации. Огромный талант искренности, я бы сказала, гипертрофия души - вот что привлекало в Есенине читателя. Он был поэтом не для поэтов и критиков, как, скажем, Хлебников, но — для читателей, для всех людей. Его поэзия поистине народна. О его жизни ходят легенды. О его гибели до сих пор спорят историки. Горький писал о Есенине: "Это был не столько человек, сколько орган, созданный природой исключительно для поэзии, для выражения "неисчерпаемой печали полей", любви ко всему живому в мире".
--_

_
Он не делал стихи, как Маяковский, они лились из него неудержимым потоком, выплёскивались через край. Главное, что делало его всеми любимымэто сердечность. Подлинность. Не надуманное версификаторство, не головная книжная мудрость. Правдивая горячая душа дышала и звучала в нём, хватала за сердце, за его русские струны.
_

Гой ты, Русь, моя родная,
Хатыв ризах образа...
Не видать конца и края,
Только синь сосет глаза.
_

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.
_

Если крикнет рать святая:
Кинь ты Русь, живи в раю
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».
_

_

О Есенине написаны горы воспоминаний. Во многих из них он предстаёт хулиганом, пьяницей, скандалистом. Многое в этих мемуарахжитейская правда. Но никакие самые правдивые факты жизни поэта не в силах развенчать в наших глазах светоносную есенинскую легенду. Ни его хулиганству, ни дебошам не поверили. Поверили голубым глазам, льняным кудрям, горячему сердцу. Светлый отрок, инок, златокудрый Лель, Садко - таким он вошёл в русскую поэзию, в национальную историю.
_

_
Слишком я любил на этом свете
Все, что душу облекает в плоть.
Мир осинам, что, раскинув ветви,
Загляделись в розовую водь.
_

Много дум я в тишине продумал,
много песен про себя сложил,
и на этой на земле угрюмой
счастлив тем, что я дышал и жил.
_

_

В Есенине жила красивая гипотеза России. Россия кричала в нём, кричала им и через него. Мы не знаем более национального поэта в России. Он немыслим ни в какой другой стране.
_
Край ты мой заброшенный,
край ты мой, пустырь.
Сенокос некошенный,
лес да монастырь.
_





***
Чёрная, потом пропахшая выть!
Как мне тебя не ласкать, не любить?
Выйду на озеро в синюю гать,
к сердцу вечерняя льнёт благодать.
Оловом светится лужная голь.
Грустная песня, ты - русская боль.

***
Нездоровое, хилое, низкое,
водянистая, серая гладь.
Это всё мне родное и близкое,
от чего так легко зарыдать.
_

Покосившаяся избёнка,
плач овцы, и вдали на ветру
машет тощим хвостом лошадёнка,
заглядевшись в неласковый пруд.
_
Это всё, что зовём мы родиной,
это всё, от чего на ней
пьют и плачут в одно с непогодиной,
дожидаясь улыбчивых дней.
_


_
Нет патоки в его стихах о России. Это реалистические картины, напоминающие полотна Серова, Левитана, Саврасова.

***
А месяц будет плыть и плыть,
роняя вёсла по озёрам,
и Русь всё так же будет жить,
плясать и плакать под забором.
_

_

Связь Есенина с родиной настолько прочна, органична, что порой не знаешь, где родина, где сам поэт: он растворяется в запахах пашни и луга, он весь растворён в природе — в живой, многоголосой прелести земли.

***

О Русь, малиновое поле
И синь, упавшая в реку,
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.
_

Холодной скорби не измерить,
ты на туманном берегу.
Но не любить тебя, не верить -
я научиться не могу.
_

_
Для Есенина родина — это не государство и даже не географическое понятие — это своя деревня да те поля и леса, в которых она затерялась. Я бы даже не назвала это патриотизмом, потому что патриотизм — это мировоззрение. У него это просто любовь. Не размышление, а эмоция, чувство.

***
Но люблю тебя, родина кроткая!
А за что - разгадать не могу.
Весела твоя радость короткая
с громкой песней весной на лугу.
_


--
...Край любимый! Сердцу снятся
скирды солнца в водах лонных.
Я хотел бы затеряться
в зеленях твоих стозвонных.
_

_

...Погаснет ласковое пламя
и сердце превратится в прах.
Друзья поставят серый камень
с весёлой надписью в стихах.
_
Но, погребальной грусти внемля,
я для себя сложил бы так:
любил он родину и землю,
как любит пьяница кабак.
_


_
В чём же секрет этого немеркнущего с годами обаяния Сергея Есенина? Без сомнения, он очень талантливый поэт. Но так же несомненно, что дарование его не назовёшь первоклассным. «На одной струне балалайка» - пренебрежительно отзывался о нём Брюсов. «Он оркестр Блока перекладывает на одну струну», - вторила ему Ахматова. Однако при всей односторонности — кто ещё пел так глубоко — и для всех? Так проникновенно — и по-своему?
И как-то само собой так случилось, что по отношению к Есенину любая формальная оценка кажется ненужным и зряшным делом. Это как весенний воздух — химический состав этого воздуха можно исследовать и определить, но... насколько естественней просто вдохнуть его полной грудью.
_

_
И совершенно так же не хочется подходить к биографии и личности Есенина с обычными мерками: нравственно — безнравственно, допустимо — недопустимо, белое — красное...
Не любить Есенина для русского читателя — противоестественно, немыслимо, это признак какой-то нравственной слепоты, душевной недостаточности. На любви к Есенину сходятся люди самых разных взглядов, вкусов, возрастов, профессий. Два полюса искажённого и раздробленного революцией русского сознания сходятся на Есенине, то есть сходятся на русской поэзии. Из могилы этот поэт делает то, чего не удавалось за десятки лет никому из живых, никакой национальной идее: он объединяет людей поэтическим словом, звуком русской песни. Потому-то стихи Есенина и трогают так наше сердце, став душой нации, душой народа.



"Он был где-то вне..."

Сегодня 75 лет со дня рождения Иосифа Бродского

Великий Довлатов о великом Бродском:

Кто из нас может похвастать самостоятельной духовной биографией? ( А ведь цена любой другой биографии - копейка).

Среди моих знакомых чуть ли не единственный – Бродский. Судьба которого уникальнее его поэзии.

Я довольно хорошо знал его молодым. Он производил невероятное впечатление.
Разумеется, он не был советским человеком. Любопытно, что и антисоветским не был. Он был где-то вне…

В нем поражало глубокое отсутствие интереса к советским делам. Совершенное в этом плане невежество. Например, он был уверен, что Котовский – жив. И даже занимает какой-то пост. Убежден был, что политбюро состоит из трех человек. (Как в сказке)
На работе он писал стихи. (Пока его не увольняли). С начальником отдела кадров мог заговорить о Пастернаке…

При этом Бродский вовсе не казался отрешенным человеком. Не выглядел слишком богомольным. Дружил с уголовниками. (Видимо его привлекали нестандартные фигуры).
Охотно выпивал. Мог в случае необходимости дать по физиономии.

Я хорошо помню всеобщие рыдания, когда умер Сталин. Юноша Бродский вряд ли оплакивал генсека. И даже не потому, что слышал о его злодеяниях. Сталин был для него абсолютно посторонней личностью. Гораздо более посторонней, чем Нострадамус или Фламмарион.

"Речь без повода или колонки редактора"

***

Я уже говорил, что познакомился с Бродским. Вытеснив Хемингуэя, он навсегда стал моим литературным кумиром.
Нас познакомила моя бывшая жена Ася. До этого она не раз говорила:

- Есть люди, перед которыми стоят великие цели!

***

Шли мы откуда-то с Бродским. Был поздний вечер. Спустились в метро - закрыто.
Чугунная решётка от земли до потолка. А за решёткой прогуливается милиционер.
Иосиф подошёл ближе. Затем довольно громко крикнул:
"Э!"

Милиционер насторожился, обернулся.
"Дивная картина", - сказал ему Бродский, - впервые наблюдаю мента за решёткой..."

***

Бродского волновали глубокие истины. Понятие души в его литературном и жизненном обиходе было решающим, центральным. Будни нашего государства воспринимались им как умирание покинутого душой тела. Или - как апатия сонного мира, где бодрствует только поэзия.

Бродский создал неслыханную модель поведения. Он жил не в пролетарском государстве, а в монастыре собственного духа. Он не боролся с режимом. Он его не замечал. И даже нетвердо знал о его существовании. Его неосведомленность в области советской жизни казалась притворной. Например, он был уверен, что Дзержинский - жив. И что "Коминтерн" - название музыкального ансамбля. Он не узнавал членов Политбюро ЦК. Когда на фасаде его дома укрепили шестиметровый портрет Мжаванадзе, Бродский сказал:

- Кто это? Похож на Уильям Блейка...

Своим поведением Бродский нарушал какую-то чрезвычайно важную установку. И его сослали в Архангельскую губернию. Советская власть - обидчивая дама. Худо тому, кто её оскорбляет. Но гораздо хуже тому, кто её игнорирует.

***

Как-то Бродского спросили:
- Над чем Вы работаете?
Поэт ответил:
- Над собой.

"Ремесло"

Оскорблённая любовь

Оригинал взят у nmkravchenko в Оскорблённая любовь



13 октября 1880 года родился Саша Чёрный.

78644694_4514961_oblojka_SCh

Кто не глух, тот сам расслышит,
сам расслышит вновь и вновь,
что под ненавистью дышит
оскорблённая любовь.


В сущности, всё творчество Саши Чёрного — это изъявление любви, и надо только уметь разглядеть её. И недаром поэт уподоблял свою лирику райской птице, привязанной на цепочке, которую «свирепая муза» сатиры хватает время от времени «за голову и выметает её великолепным хвостом всякого рода современную блевотину».

Сорвавши белые перчатки
и корчась в гуще жития,
упорно правлю опечатки
в безумной книге бытия.


78644697_4514961_Risynok8

Слишком много терпеливых,
неуверенных, плаксивых,
робких, маленьких, забитых,
растерявшихся, разбитых...


Слишком много паразитов,
фарисеев, иезуитов,
губернаторов, удавов,
патриотов, волкодавов.
Слишком много...


– и... растёт в душе тревога,
что терпения у Бога
слишком много!


Читать дальше...


"Любил он родину и землю, как любит пьяница кабак"

Оригинал взят у nmkravchenko в "Любил он родину и землю, как любит пьяница кабак"



3 октября 1895 года родился Сергей Есенин.

81562527_1325079532_7629fae3fa8c

Слишком я любил на этом свете
Все, что душу облекает в плоть.
Мир осинам, что, раскинув ветви,
Загляделись в розовую водь.


Много дум я в тишине продумал,
много песен про себя сложил,
и на этой на земле угрюмой
счастлив тем, что я дышал и жил.


81567027_4514961_1918

88728_640

Читать дальше...


Выбирая между дураком и негодяем

Выбирая между дураком и негодяем, поневоле задумаешься. Задумаешься и предпочтешь негодяя.

В поступках негодяя есть своеобразный эгоистический резон. Есть корыстная и низменная логика. Наличествует здравый смысл.

Его деяния предсказуемы. То есть с негодяем можно и нужно бороться...

С дураком все иначе. Его действия непредсказуемы, сумбурны, алогичны.

Дураки обитают в туманном, клубящемся хаосе. Они не подлежат законам гравитации. У них своя биология, своя арифметика. Им все нипочем. Они бессмертны...

… Что с дураком поделаешь? Дурак вездесущ и активен. Через ОВИР прорвался. Через океан перелетел. И давит почище Андропова.

Поневоле задумаешься, выбирая между дураком и негодяем. Задумаешься и все-таки предпочтешь негодяя.

Но самое ужасное, когда он еще и дурак в придачу...

(Сергей Довлатов. «Выбирая между дураком и негодяем»)

6274257_large

"Искусство жить" Людмилы Улицкой

Людмила Улицкая в программе HARD DAY’S NIGHT телеканала "Дождь" о цензуре, свободе, культуре, государстве и искусстве жить

О цензуре: Сегодня цензура просто стала по-другому работать. У нее другой механизм. Я все-таки из советских времен человек, правда, я не была писателем при советской власти, но эта структура была известна. Был цензурный комитет, любое печатное слово, включая трамвайный билет, проходило через цензурный комитет. Потом его развалили. Это были уникальное в жизни России время – не было цензуры. И в дореволюционной России такого времени не было. Россия с цензурой сжилась, это не советское изобретение. Это было первые и единственные, думаю, годы в России, когда в ней вообще не существовало литературной цензуры.

Сейчас она формально не существует. Но буквально неделю тому назад ко мне обратились из одного журнала с просьбой написать рецензию на книгу, которую изъяли из продажи, наложили штраф на издательство. Это книга Дарьи Вильке «Клоун-шут», по-моему, называется. Могу напутать, простите. Эта книга для подростков, написана хорошо. Книга о некоторой театральной ситуации, где один из героев гей, он уже взрослый актер, собирается уезжать в Голландию, потому что ему очень неуютно здесь жить. И там еще пара мальчик – девочка, которые с ним дружат. И мальчика, естественно, подозревают… Книга не гениальная, но вполне правильная. Такая книжка нужна на самом деле. Издательство «Самокат» подверглось штрафу, книга изъята, и они попросили написать рецензию. Цензуры у нас, замечу, нет.

То, что сегодня обрубают возможности информации для подростков, это очень плохо. Потому что все знания, которые дети получают в подворотне, чрезвычайно искаженные, агрессивные. С точки зрения образовательно-воспитательной это чрезвычайно плохо.

У меня был разговор с директором издательства. Вопрос я ему этот задала прямо: почему вы издаете эти книги? И он ответил правильно и интересно. Он мне сказал: «А мы коммерческое издательство, мы издаем то, что людям нужно. То, что востребовано, то мы и издаем. Покупают». Я проглотила воздух и сказала: «А репутация вас не интересует?» Он говорит: «Нет». И вот тут мы вернулись к очень важной теме. Это вопрос общественного мнения, сознания, гражданского общества. Если общество это хочет, то оно будет это получать. Это такая причинно-следственная связь, где очень трудно установить, где это кольцо замыкается.

Я-то думаю, что печатать надо все. Печатать надо все, кроме того, что подпадает под антигуманистизм.


О свободе и культуре: Мне кажется, что я свободный человек. Может быть, у меня какие-то работы, механизмы на подсознательном уровне, и какие-то страхи срабатывают внутри меня, но я этого не ощущаю. Если таковое есть, я буду очень огорчена. Потому что я все-таки считаю, что это единственное осмысленное жизненное задание – быть свободным. Становиться свободным. Это была в каком-то смысле программа жизненная, потому что мы освобождались очень от многого. Приходилось какие-то блоки из себя выбрасывать и до сих пор этот пересмотр все время происходит. С литературной моей работой у меня никогда цензурных проблем не было. Единственное, там иногда точечки проставляют, потому что я не отношусь к сторонникам литературного пуризма, я себе позволяю, вероятно, больше, чем хотел бы позволить цензурный комитет или редактор. Поэтому несколько случаев были, когда ставили точечки.

Я думаю, что книги более острой, более взрывной, чем, скажем, «1984» Оруэлла, не было. И она продолжает лежать на прилавках, про нее как бы забыли. Ее не видят. Видят сегодняшнее, могут устроить скандальчик по поводу Сорокина или Пелевина, или какого-то другого автора, который проговаривает некоторые критические и комические моменты нашего существования. … Сегодня культура располагается в других точках. В 1960-е годы все читали, слушали музыку. Сегодня мало людей читают, музыку гораздо слушают гораздо больше. Просто каналы информационные поменялись. Абсолютно мировой процесс. Я думаю, что это серьезный культурологический процесс, что действительно книга уходит из оборота. Это культурный процесс.


О государстве: В советские времена мы точно знали нюхом «наши - не наши», «свои - чужие». Водораздел был очень четкий. Сегодня он по другим параметрам идут эти оценки наши. Сложнее, безусловно. Сотрудничать или не сотрудничать с властью? У меня было по этому поводу некоторое собеседование с Чулпан Хаматовой. Она абсолютно мотивирована.

Мы разговаривали и с Чулпан по этому поводу, и с людьми, которые мне задавали раздраженные вопросы. Так вот, если мне надо будет идти и просить, как это делала Чулпан, клинику, я пойду и буду говорить: «Дайте, пожалуйста». Они обязаны, они этого не делают. Но если от моего «пожалуйста» они эту клинику построят, да, пойду просить. И можете ко мне как угодно относиться. Пойду просить.

Потому что такая ситуация возникла, при которой мы знаем, что у власти есть ощущение, что они никому ничего не должны. Они не должны выполнять те задачи, которые, в принципе, стоят перед государством. Государство только для того и нужно, чтобы собирать налоги, чтобы решать социальные проблемы и заботиться об охране границ. Все, других забот у государства нет. И если оно не выполняет этого, тогда зачем? Эта идея слабого государства... Мне нравится, когда государство минимально. Не слабое, когда оно минимально. Когда оно выполняет те самые задачи, о которых я сказала, и выполняет их удовлетворительно. И других задач, как учить людей, - решат профессионалы. Как поднимать экономику и что делать с магазинами – решают профессионалы. Не верховная власть это решает, а то самое, что мы называем демократическим обществом. Еще много названий можно придумать по этому поводу. Поэтому, да, конечно, с властью можно сотрудничать, даже нужно, наверное, в каких-то случаях. Просто мне это не нужно. А когда человек идет мотивированный, с властью общается нормально. Что же было тогда делать?

Акунинская позиция не стоять рядом с властью имеет право на существование. Акунину это заявление не очень трудно делать, потому что как бы вне зависимости, какой-то бы то ни было… Он человек со всемирной славой, с большими доходами, вероятно, за границей тоже. Детей ему кормить, 8 человек, не надо. И он себе это может позволить. Это хорошая позиция, и он это может себе позволить. Но ее может себе позволить не каждый человек. И я не считаю, что существуют общие рецепты на этот счет, и что все-таки каждая конкретная ситуация требует… Это не наука, это искусство. Это искусство жить.

20 лет тому назад умерла наша приятельница, 40-летняя Алена Бокшицкая. Она была редактором маленькой газеты «Дом кино». Все эти были короткоживущие издания, год-два-три. И вот у нее вышел один номер с замечательной шапкой: «Никакая власть не заставит нас жить плохо». Это очень важная вещь. Да, мы живем в социуме, у нас дети ходят в школу, бабушки в поликлинику, это сложная структура жизни. Речь идет о том, чтобы мы жили хорошо, каждый из нас следовал своим собственным установкам, не прогибался перед ситуациями, которые требуют бесчестия, подхалимажа, взятки по возможности. Потому что я не смогла бы сказать молодой женщине, которой надо отдать ребенка в детский сад и для этого ей надо заплатить взятку, потому что иначе не возьмут, я не стану ей говорить: «Ты плохо поступаешь». Потому что таков социум. Хотя бы по возможности держаться пристойного уровня. Это максимум того, на что мы способны. На каждом месте человек может работать пристойно.

Каждый человек внутри себя выстраивает границу: до этой грани я иду, а этого я уже не могу. И не я ему буду указывать, где он выстраивает эту границу. Это вытекает из его образования, моральных ценностей. Я ни в коем случае не стану говорить, что нельзя сотрудничать с властью.

Я человек независимый. Так устроена моя жизнь, я с юных лет поняла, что я лучше Моську наймусь купать. В какой-то момент я поняла, что не хочу работать на госслужбе. Был период, когда меня выгнали из института, и я ходила и смотрела, висело объявление на метро «Аэропорт»: «Требуется ночная уборщица». И я думала: в этом месяце я могу не идти, а в следующем, видимо, придется. Мне не пришлось идти, но я была готова на такое решение. Любое. Я не хотела в тот момент идти на службу. Проехала. Я человек независимый. Поэтому я не могу давать советы людям, которым надо кормить детей, платить за квартиру и прочее. Это решает каждый человек. У меня, безусловно, нет никакого абсолютного суждения, что они поступили плохо, они общаются. У меня, скорее, когда жизнь сталкивает очень редко с каким-то чиновником, это моя привилегия: я общаюсь с тем, с кем мне хочется, а с кем не хочется, могу не общаться, но иногда какие-то перекресточки возникают – в этот момент я думаю: у него, так же как у меня, может болеть живот, у него пьющий сын. Это всегда правда. Каждый человек нагружен своей тяжелой жизненной программой, и я не имею права со своего счастливого места, со своей счастливой позиции человека, который независим, предъявлять ему какие-то счета. Я радуюсь, когда людям, мои друзья в основном именно таковы, не нужно идти на этот сговор, себя вынуждать общаться с улыбкой, к примеру, с Собяниным. Но строго говоря, это ведь не наша российская ситуация. Это ситуация абсолютно мировая, потому что человек идет и улыбается начальнику, готов вилять хвостом и делать очень много. Это вопрос чувства собственного достоинства. И здесь мы подходим к теме интеллигентности.

Источник: http://tvrain.ru/articles/ljudmila_ulitskaja_o_tsenzure_sotrudnichestve_s_vlastju_intelligentsii_i_jazychestve-348643/

c0126ef00a84c3d4d801aab34fb15fff

Марина Цветаева и её адресаты

Оригинал взят у nmkravchenko в Марина Цветаева и её адресаты



92446952_4514961_Marina_Cvetaeva

Ты была буревестной и горевестной,
Обезуме-безудержной и неуместной.
Твои песни и плачи росли не из сора –
Из вселенского хаоса, моря, простора!


В эмпиреях парящей, палящей, природной,
Просторечьем речей – плоть от плоти народной,
Ты в отечестве, не признававшем пророка,
Обитала отшельницей, подданной рока.


Ты писала отчаянно и бесполезно
По любимому адресу: в прорву и бездну.
Я люблю твою душу, души в ней не чаю.
Я сквозь годы сквозь слёзы тебе отвечаю.


Читать дальше...


Метаморфозы Николая Заболоцкого

Оригинал взят у nmkravchenko в Метаморфозы Николая Заболоцкого







7 мая 1903 года родился Николай Заболоцкий. Сегодня — 110 лет со дня его рождения.

78998382_4514961_Zabolockii

Феномен этого поэта — в разительном внутреннем несходстве, которое он явил в начале и в конце своего пути. Это словно два разных поэта. Подобную эволюцию можно сравнить разве что с ранним и поздним Пастернаком. «Как мир меняется! И как я сам меняюсь!» - воскликнул Заболоцкий в одном из стихотворений. Мне хотелось бы проследить эти перемены, эти метаморфозы поэта на примере его произведений.

10144

Самое главное и любимое о нём — здесь.