Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

«Для него не было и нет людей первого или второго сорта»

Друзья, предлагаю Вашему вниманию высказывания друзей детства и юности Григория Явлинского, которые наиболее полно, ярко и правдиво отражают истинную суть личности будущего президента России.

Друг детства Игорь Мовсесов: "Он был генератором идей, скуку не переносил! Как только у нас намечался кризис, он тут же придумывал что-нибудь новое - и понеслось... У него раньше всех "прорезалось" чувство юмора. Кстати, именно он позже открыл для меня Жванецкого".

Его товарищ по заводу, Михайло Дмитриевич Андрейко: "Он читал много, отлично знал английский, вообще много всего знал, но не зазнавался. Веселый всегда, компанейский, большой юморист. Была в нем, как мы говорим по-украински, "щирость". И улыбка его, мне кажется, не изменилась до сегодняшнего дня".

Друг детства и товарищ Григория Алексеевича по вечерней школе, Владимир Герегей: "Искрометный был, и сейчас такой: сидит, что-то там думает, а потом - улыбнется, и как что-нибудь выдаст! И прямо в точку. Улавливает тон компании и вдруг р-раз - все внимание переключается на него.

Гарик занимался боксом, потому что считалось, что "добро должно быть с кулаками". В семнадцать лет он был чемпионом Украины по боксу среди юниоров и ушел из спорта только потому, что тренер сказал: если хочешь стать профессионалом, бросай все остальное. Но человека без перчаток он никогда не бил, никогда".

Его институтский товарищ, Дмитрий Калюжный, рассказывает о годах учёбы в институте, Явлинский учился очень хорошо: "На семинарах, если мы были не готовы, то просили его задать вопрос. Он вставал: "Вот у меня есть вопрос", - и мучил преподавателя своими вопросами все полтора часа. А мы вообще не понимали, о чем речь... Меня всегда удивляло: начинаешь ему какую-то проблему излагать, подготовил целую речь, только начнешь - а он уже все понял".

А вот воспоминания первой учительницы Григория Явлинского: «Общительный мальчишка был. Вокруг Гриши всегда были люди. Маленький такой, а страшно любознательный, читал очень много и рассказчик прекрасный. Я даже думала, что из него выйдет литератор или историк. Не могу сказать, что он был пай-мальчиком, но и не был непоседой. Надо отдать должное его родителям. Мама и папа уделяли ему и брату очень много внимания. Родители были для него примером. Для него не было и нет людей первого или второго сорта. Если бы мы сейчас встретились на улице, он подошел бы и поцеловал без всяких стеснений, неважно, кто там смотрит или не смотрит».

Лихорадка на безопасной полосе

Оригинал взят у aleks_melnikov в Лихорадка на безопасной полосе
Пошла-поехала «борьба за безопасность» в московских школах.

Знакомые рассказывают, что в одной школе родителей предупредили – с завтрашнего дня в школу не заходите, дожидайтесь детей на улице. И школа, говорят, хорошая. Организация безопасности там на высоте. Но, «надо реагировать», если даже реакция – глупость.

Проснулись московские власти. Дескать, не только плитку класть умеем и платные парковки вводить без обсуждения. Заискрили предложениями оголённые перепутанные провода блогов. Госдума в зимней берлоге заворочалась – об оружии вспомнила. Дежурный по стране в стороне не остался – увидел причину в том, что не хватает у нас театров юного зрителя.

Заскрипела по всем направлениям имитация, задвигалась.

Нет в Москве проблем с безопасностью школ. То, что, к несчастью, случилось, носит, похоже, случайный характер. И менять с безопасностью школ в Москве ничего не нужно. Лучше оставить всё, как есть – не тратить деньги, не ограничивать свобод.

Наши власти – царь Мидас наоборот. Всё, к чему они прикасаются, обращается не в золото, а в глупость.


Акция памяти жертв Беслана

АКЦИЯ ПАМЯТИ ЖЕРТВ БЕСЛАНА ПРОШЛА НА НЕВСКОМ ПРОСПЕКТЕ

Вечером в День знаний активисты Петербургского «ЯБЛОКА» вышли на Невский проспект, чтобы напомнить горожанам о трагедии в бесланской школе № 1.

«Девять лет назад случилась трагедия Беслана. Об этом нельзя забывать!» - было написано на плакатах пикетчиков. Одиночные пикеты «яблочники» провели перед Гостиным двором, Домом книги и на Малой Садовой улице.

«Вспоминая эти дни, я чувствую недоумение и боль, - говорит член «ЯБЛОКА» Надежда Чернавина. – Как хорошо вооруженные боевики спокойно проехали в центр города? Как несколько дней удерживали людей в здании школы? Мы не понимали, как такое могло случиться, и где вообще наши спецслужбы и милиция?»

«Трагедия в Беслане отразила все проблемы нашего времени и нашей власти, - уверен участник пикетов, член совета Петербургского «ЯБЛОКА» Андрей Циркунов. - В ней как в страшном коктейле смешались терроризм, коррупция, преступная халатность власти и элементарное враньё! Самое ужасное, что в этом коктейле в буквальном смысле слова сгорели жизни более трехсот человек, большинство из которых дети».

«Яблочники» призвали возобновить расследование трагедии в Беслане.

«Специальная комиссия по Беслану – так называемая «комиссия Торшина» – не смогла или не захотела ответить на ряд ключевых вопросов о тех страшных днях. Кто пропустил боевиков в город? Кто скрывал подлинное число заложников? Кто несёт ответственность за взрыв в здании школы? Всё, что произошло в результате штурма, требует объективного и беспристрастного расследования», - говорит Андрей Циркунов.

Однако, вместо объективного расследования власть предпочла воспользоваться трагедией для свертывания прав граждан – отменила выборы губернаторов, задавила прессу, установила в стране атмосферу страха, - напомнил «яблочник».

Акция «яблочников» завершилась без задержаний.

Напомним, что 1 сентября 2004 года террористы захватили школу № 1 в городе Беслане во время торжественной линейке, посвящённой началу учебного года. В течение двух с половиной дней боевики удерживали в здании более 1100 заложников. В ходе штурма здания 334 заложника были убиты, 186 из них – дети, свыше 800 человек были ранены.

Источник: http://www.yabloko.ru/regnews/Spb/2013/09/02

pit

p

О чём молчит Первый канал



1 сентября 2004 года у нас случился Беслан – беспрецедентный теракт, и теперь навсегда это слово будет символом ужаса наяву, какой ни один Голливуд придумать не способен.
1 сентября, утром, интернациональный отряд бандитов захватил в заложники школу № 1 в крошечном североосетинском городке Беслане и потребовал остановить вторую чеченскую войну. Захват произошел в момент школьной линейки, традиционного праздника начала учебного года, происходящего во всех наших школах в этот день. Обычно на такие линейки люди приходят семьями, с бабушками и дедушками, тетями и дядями - особенно те семьи, кто провожает своих детей первый раз в первый класс.
Так было и на сей раз. Именно поэтому в заложниках оказались почти полторы тысячи человек – школьники, их мамы, папы, братья и сестры, учителя, их дети...
Все, что происходило в России потом – с 1, 2, 3 сентября и по этот момент, - события не случайные, а абсолютно закономерные. Квинтэссенция и апофеоз путинского режима насаждения личной власти ценою разума и всеобщего подавления инициативы.
Итак, 1 сентября. Спецслужбы, а за ними власти объявили: в школе «немного людей» - 354 человека. Террористы ответили: «Вот вас и будет 354». Родственники заложников, собравшиеся вокруг школы, сказали: нет, врете! Их больше тысячи!
Но родственников никто не слышал. И не слушал. Они пытались достучаться до властей через журналистов, съехавшихся в Беслан, – журналисты продолжали передавать официальную информацию. Родственники стали журналистов лупить.
Как бы там ни было, день 1 сентября и половину 2-го власть провела в недопустимом шоке и замешательстве – никаких переговоров вообще не велось, Кремль их не санкционировал. Каждого, кто собирался что-то сделать для переговоров, запугивали, и те, кого бандиты потребовали на переговоры, сидели тихо в углу или сбежали из страны. Струсили в тот самый момент, когда не имели права трусить: президенты Ингушетии и Северной Осетии Зязиков и Дзасохов, советник Путина по Чечне Аслаханов, доктор Рошаль. У каждого впоследствии была отговорка, но из песни слов не выкинешь: в здание не вошел никто.
На этом трусливом фоне родственники заложников больше всего боялись, что все будет как в «Норд-Осте» - теракте-захвате театрального комплекса (23-26 октября 2002 года в Москве), и власти начнут штурм, и тогда не избежать огромного числа жертв...
2 сентября в захваченную школу пошел Руслан Аушев, бывший президент Ингушетии, оплеванный Кремлем человек - за то, что постоянно призывал к политическому урегулированию чеченского кризиса и мирным переговорам, вынужденный за это «добровольно» покинуть свой президентский пост, чтобы уступить его избраннику Кремля, генералу КГБ-ФСБ Мурату Зязикову.
Аушев в Беслане застал страшную картину, как сам потом рассказывал. Оказавшись в штабе «операции по освобождению заложников» спустя полтора дня после захвата, он понял, что там так и не могут решить, кто же должен идти на переговоры – ждут «добро» Кремля и боятся гнева Путина. Гнев равносилен концу политической карьеры. А конец политической карьеры куда страшнее страданий сотен заложников. Лучше потерять заложников – это всегда можно списать на террористов. Потеря путинской благосклонности – это самоубийство и забвение.
Зафиксируем суть: все, кто в те дни представлял в Беслане российскую власть, старались угадать, что хочет Путин, но не противодействовать тому, что творится в школе. А если уж Путин что-то произносил, то ослушаться не смели: президент Северной Осетии Александр Дзасохов, например, рассказал Аушеву, что Путин лично ему позвонил и запретил идти в школу под страхом немедленного открытия уголовного дела против него, Дзасохова...
И Дзасохов не пошел. То же случилось и с доктором Рошалем – хоть и детский доктор, он тоже никого решил не спасать, кроме себя самого: кто-то анонимный из спецслужб уверил Рошаля, что террористы только потому требуют его на переговоры, чтобы убить.
И Рошаль не пошел...
ВСЕ в штабе сохраняли свою карьеру и не спасали детей. Еще не наступило 3 сентября – день развязки, а стало очевидным: «вертикаль власти», слепленная Путиным на паническом страхе полной зависимости от одного лица (Путина), - эта «вертикаль» совершенно недееспособна: она не способна никого спасти в тот самый момент, когда это требуется.
В результате Аушев взял в руки распечатанное из интернета заявление Масхадова, что он, Масхадов, лидер чеченского сопротивления, именем которого бандиты козыряли, требуя немедленного прекращения второй чеченской войны – категорически против захвата детей в заложники. Взял - и пошел говорить с террористами. И стал единственным, кто вообще вел какие-то переговоры в ходе бесланской трагедии. За что и был впоследствии оболган Кремлем и обвинен во всех смертных грехах: и в главном из них, в содействии террористам.
- Они отказались говорить со мной по-вайнахски, – рассказывал Аушев позже. – Хотя были чеченцы, ингуши. Только по-русски. Они просили хоть какого-нибудь министра на переговоры – например, Фурсенко, министра образования. Но никто не хотел идти, потому что не было согласия Кремля.
Аушев пробыл в школе около часа. И вынес на руках трех младенцев. Еще с ним отдали 26 маленьких детей. 3 сентября, днем, прошел штурм. Бои в городке продолжались до поздней ночи. Было много убитых террористов, но многие прорвались сквозь все кольца оцепления и ушли. Начался подсчет погибших заложников - и продолжается до сих пор. На окраине Беслана распахали поле, и оно стало огромным кладбищем на сотни свежих могил. До сих пор нигде не найдено более ста заложников – они числятся пропавшими без вести. Одни считают, что их увели в заложники остатки банды. Другие, что их спалили «шмелями» дотла - вакуумными огнеметами, состоящими на вооружении частей специального назначения.
Сразу после Беслана в России начался сезон новой волны закручивания политических гаек, невиданный доселе. Путин объявил трагедию актом международного терроризма, отвергнув чеченский след, и связал все с «Аль-Каидой». Подвиг Аушева был оплеван, в СМИ, по команде из Кремля, стали рисовать его портрет, как главного пособника террористов, а не спасителя и единственного героя на фоне трусов. Ну а доктор Рошаль был опять презентован как герой – народу нужны герои.
Однако это, так сказать, моральная сторона процесса. Физическая, материальная состояла в том, что трагедия Беслана не натолкнула Кремль на хоть малейшую работу над собственными ошибками. Напротив, началось политическое мародерство.
Главным лозунгом Путина после Беслана стало: на войне как на войне, надо укрепить вертикаль власти. Сделав «вертикаль» полностью зависимой от одного-единственного человека (Путина), так как он лучше знает, кто есть кто, и тем мы обезопасим себя от терактов, началась подготовка к губернаторской реформе – Путин настоял на отмене прямых выборов глав российских регионов, что, по мнению Путина, ведет лишь к безответственности губернаторов.
И ни слова, ни намека, что в ходе бесланского захвата именно фактически назначенцы Путина – президенты Зязиков и Дзасохов продемонстрировали себя трусами и лжецами, и толку от них было как от козла молока...
На фоне подготовки губернаторской реформы шла мощнейшая идеологическая промывка мозгов. Ее суть была в том, что представители власти вели себя идеально во время бесланской трагедии - ничего другого, более эффективного, сделать было невозможно. Для отвода глаз создали парламентскую комиссию – комиссию Совета Федерации (верхняя палата российского парламента) для общественного контроля над расследованием. Председателя комиссии господина Торшина принял в Кремле Путин и дал свои президентские напутствия. В результате комиссия так и не вышла за рамки дозволенного.
Бесланцы стали явственно ощущать, что их забывают. Телевидение сосредоточилось только на хорошем: как заложникам помогали, сколько конфет и игрушек им надарили, но не на том, где же пропавшие без вести...

Анна Политковская
http://www.tapirr.com/polit/politkovskaya/pu_russia3_3.htm
*******************************************************************************************************************************************

Только что просмотрела выпуск новостей на 1 канале. Специально просмотрела от начала и до конца. Ведущий с довольным лицом вещал об олимпийском уроке, блатной гимназии, которую посетил президент, о дне города и Сирии. И ни слова (!) о Беслане. Всё. Не было никакого Беслана. Самое страшное событие в послевоенной российской истории кануло в лету, как будто его и не было.
Очень хорошо помню выпуск Euronews 4 сентября 2004 года о Беслане, когда показывали маленького мальчика-заложника, сидящего в спортивном зале на полу и рядом с ним - нога террориста на педали взрывного устройста, под рубрикой No comments. Так вот и у меня сегодня no comments.

(no subject)

 
 Первого сентября отвела дочь в первый класс. Испытала смешанные чувства: с одной стороны, праздник,  приятные хлопоты, с другой стороны,  как-то грустно, ведь это значит, что она взрослеет, а мы, соответственно, стареем.  Очень хорошо помню 1 сентября 2003 года, того года, когда она родилась. Тогда мне казалось, что школа - это что-то очень и очень далёкое, а тут уже вот оно. С годами стала какой-то сентиментальной, на подобных мероприятиях, связанных с дочерью, еле сдерживаю слёзы. А она радостная и гордая оттого, что уже школьница.