Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

"Смотрите на себя, как в зеркало"

Помните, в 90-е была такая замечательная передача Авторского Телевидения (АТВ) «Пресс-клуб»? Какие злободневные вопросы там поднимались, какие замечательные высказывания звучали!

Недавно совершенно случайно мне попался выпуск 1993-го года, где гости студии обсуждали документальный фильм Михаила Ширвиндта «Ностальгия по СССР».

Грустно, горько и очень больно слушать эти мнения сегодня. Тогда, действительно, казалось, что «дорогой покойник с кладбища не вернется». А он взял и возвратился, но только уже в виде зомби – более циничный, алчный и ненавидящий всё живое, нежели его предыдущая ипостась.

Да, в то время было много проблем и неурядиц, но нас питали эйфория и надежда на светлое завтра. Казалось, что впереди – процветание, свобода слова, мысли, передвижения, достойная европейская жизнь в стране, где власть уважает людей, частная собственность неприкосновенна, суд одинаков для всех, а государство любит своих граждан. Поистине, с таким настроем можно любые невзгоды перенести.

Не тут-то было! Есть ощущение, что на этом озаренном лучами надежды и свободы пути в какой-то момент мы свернули не туда, ошиблись, сбились с дороги, а повернув назад, угодили в зыбкую трясину, которая сегодня затягивает всё глубже и глубже.

И я даже могу точно определить ту критическую точку – выборы 1996 года, когда вместо талантливого, проницательного и болеющего душой за судьбу России Григория Явлинского президентом вновь стал (воздержусь от эпитетов – всё же покойник) Борис Ельцин. Недаром Григорий Алексеевич, один из гостей этого эфира, так и говорит: «Смотрите на себя, как в зеркало».

Приведу наиболее интересные цитаты выпуска.

Дмитрий Быков:
Вместе с этой водой мы выплеснули ту радость и то счастье, что в этой жизни было, того самого ребёнка, без которого сейчас жить невозможно: интернационализм, внимание к людям культуры, какое-то блаженно-прекрасное чувство нашей общности, которое возникает в набитом транспорте, в очереди в общественный туалет, счастье, которое мы не замечаем и которое, таким образом, трагически погибло. Сейчас, оказавшись с жизнью лицом к лицу, без уютной тоталитарной системы, уютной и для диссидента, и для покорного гражданина, мы должны понять одну единственную вещь: жить очень плохо и трудно. Именно в этом понимании самый большой корень нашего сегодняшнего дискомфорта.


Эдуард Лимонов:
Непонятно, какое можно испытывать удовольствие от рассечения страны, от того, что 25 миллионов русских живут за пределами этой страны. Небывалое, кстати говоря, явление. Иностранцы относятся к нашей истории с большим почтением, с большим трагизмом. У нас была великая эпоха. Когда-нибудь вы всё это поймёте.


Валерия Новодворская (Лимонову):
Очень больно огорчать г-на Лимонова, но это были сороковины. Мы ели поминальную кутью. И я должна сказать, что дорогой покойник с кладбища не вернётся по двум причинам: во-первых, даже в виде оборотня не вернётся, в Беловежской пуще растут осины, в него вбили осиновый кол. Во-вторых, где американское посольство открывается на независимой территории, туда уже не вернутся ни Советы, ни империя. Это второй осиновый кол. Президент очень любит извиняться, что «я не причём», он как-то сам развалился. Я извиняться не буду. Этот Карфаген я лично разваливала с 68-го года. Сейчас ещё независимость Чечни признать и вперёд и с песней в нормальное, цивилизованное, человеческое существование. Да, я счастлива.


Марк Дейч, «Радио Свобода»:
Хочу только заметить, что из той самой России, которую «мы потеряли», в данном случае – из Советского Союза, Эдуард Лимонов и сбежал когда-то. Это к слову. Но ведь, действительно, какое-то ностальгическое чувство эти кадры рождают. Может быть, это даже не ностальгия, а тоска по ностальгии.


Алексей Гиганов, «Новая студия», «Авторское телевидение»:
Я хочу сказать, что ведь сны бывают и кошмарными. Безусловно, это был сон, но сейчас я проснулся. Но я жил в этом сне. Я считаю, что это было прожитое плохо и бездарно время. И перед людьми, которые хотят плохо жить в этом бездарном времени, я могу извиниться, но я не позволю им там жить. Потому что я хочу жить по-другому. Они мне напоминают всё время звонками ночью, в 2 часа, и говорят, что списки готовы, вы все уедете. Но я могу сказать: могут отправить мой труп куда-то, но я им эту жизнь не отдам, потому что я считаю, что жить нужно нормально. Это моя жизнь, и я не хочу отдавать её на поругание кому-либо. Особенно идиотам.

Имя неразборчиво:
Перебросьте сейчас такой мостик из Москвы или Санкт-Петербурга в районы Пскова, Новгорода, на территории ГУЛАГов, где трудились десятки миллионов российских людей, создавая ту энергетическую базу, на которой держалась сказка об СССР.

Григорий Явлинский:
Смотрите и слушайте этот фильм – смотрите на себя, как в зеркало.

Юрий Щекочихин:
В истории были не только Маркс, Энгельс, Брежнев, Горбачёв или даже писатель Лимонов с автоматом, а была личная жизнь человека, которая кончается. Поэтому 9 Мая, я думаю, лучше было бы, если бы Виктор Ампилов посидел дома, потому что это и наш праздник с самой юности. Пусть сделает себе самоизоляцию хотя бы на один день. Дайте людям спокойно жить их жизнь.

Имя неразборчиво:
Фильм не о нашей прошлой жизни, а о лицемерии власти, потому что тот текст, который мы слышали, настолько типичен и настолько знаком, что тогда мы его глотали килограммами и не удивлялись. Мы сегодня смеёмся тому, что тогда мы всё это спокойно слушали. А вот то, что нас говорить так уже никогда не заставят и никогда не заставят серьёзно воспринимать такой текст, это совершенно определённо.

Алексей Емельянов, профессор, руководитель кафедры МГУ, академик ВАСХНИЛ:
Конечно, этот фильм растревожит боль по утрате бывшего СССР, боль такая переживается многими. Давайте будем честными. Но вопрос в другом: если реально смотреть на вещи, то надо прямо сказать, что Советский Союз, в том виде, в каком он был, не мог сохраниться как империя. Нам надо только анализировать, почему это произошло. Посмотрите: как только представилась возможность, если жизнь такая хорошая была, как нам идеологически преподносили, то почему при первой возможности республики сразу разбежались, и кто в этом виноват? Я был депутатом Верховного Совета Союза и знаю всю эту работу. И больше всего для развала Советского Союза, в той форме, в которой он произошел, сделали Лукьянов и вся та группа, которая сегодня борется за сохранение Союза. Надо было совершенствовать на уровне конфедерации и других уровнях, и тогда бы таким путем бывшие республики не разбежались бы. Сейчас нам надо сделать все, чтобы насытившись суверенитетами, республики пришли бы к объединению на новой основе.

Михаил Ширвиндт:
Фильм не так сложен. Это просто ностальгия по времени. Я не ностальгирую ни по политическому устройству, ни по, тем более, экономическому. Но тогда прошла моя юность.

Надежда Хворова:
Это было прекрасно, и это было ужасно.

Михаил Соколов, «Радио Свобода»:
Древний Рим был великой империей, но я не думаю, что рабы там были счастливы. Советский Союз был той уникальной империей, в которой значительная часть рабов была счастлива, как показывает этот фильм.


Василь Быков: "Победу у нас отнял Сталин"

"Я считаю, что победу действительно отняли. И у беларусов, и у россиян, и не только. И отнял ее не кто иной, как самый великий кумир этих народов "великий" Сталин.

Все победители рассчитывали что-либо получить в результате победы, особенно после такой кровавой войны, и это правильно, закономерно. Но что в результате они получили - что получили народы Советского Союза? Снова ту же коммунистическую кабалу, порабощение и нищету, в то время как народы Европы - и победители, и побежденные, кстати, - действительно воспользовались этой победой. В том числе и нашей победой.

Опять же, по инициативе Соединенных Штатов Америки был выдвинут план Маршала, который поднял Европу из руин, из этих самых пепелищ, который вдохнул жизнь, и которому, по сути, Европа обязана и до сих пор. Но Сталин отказался от этого плана. Он как войну, так и победу, так и послевоенное восстановление, опять взвалил на плечи своего народа. И этим вверг его в неимоверную, многолетнею нищету.

Кроме того, еще, в результате этой победы были порабощены страны так называемой "народной демократии", восточноевропейские страны. И наша победа еще на полстолетья задержала их натуральное историческое развитие в направлении прогресса. Из этого провала, они еще до сих пор не могут выбраться, мы это видим на примере нашей Восточной Европы. Но они делают попытки, всё-ж довольно успешные, опять же при поддержке международного содружества — Европы и прежде всего Америки. А Беларусь стоит в стороне".